Дмитрий Крайнев (law6512) wrote,
Дмитрий Крайнев
law6512

Решение проблемы валютной ипотеки

Ранее я подробно написал, почему развитие кризиса валютной ипотеки приведет к убыткам банков в размере до 135 млрд.руб. и почему будет необходимо привлекать государственную помощь. В любой другой ситуации такая информация могла бы вызвать у банков по меньшей мере серьёзную тревогу, но похоже только не в нынешних условиях, когда им уже обещано более триллиона рублей госпомощи, вливаемых непосредственно в капитал.

Правильно предположить, что кредитные учреждения уже вычли из этого триллиона любые убытки из-за валютной ипотеки - пусть даже они и исчисляются сотней миллиардов, а поэтому могут позволить себе сохранять олимпийское спокойствие на фоне надвигающегося “ипотечного шторма”. Однако, в отличие от банков, государство и налогоплательщики по-прежнему заинтересованы в уменьшении как общего размера госпомощи, так и в минимизации социальных и экономических потерь от кризиса  валютной ипотеки.

В связи с этим возникает вопрос, существуют ли какие-то варианты решения проблемы валютной ипотеки? Есть ли из них оптимальный, который государство могло бы принять как окончательное решение? Сразу отвечу, что есть по меньшей мере 4 законопроекта/плана, которые направлены в ГосДуму, Правительство или уже приняты Центробанком, однако ни один из них не является оптимальным и не свободен от недостатков.
Рассмотрим их по порядку. Начнем прежде всего с наиболее известного проекта.


1. Проект депутатов СР о госпомощи заёмщикам, т.н. законопроект №700708-6.
Справедливая Россия

План состоит в фактическом погашении за заёмщиков части кредита, и его рефинансировании из валюты в рубли, исходя из курса на день заключения первоначального кредитного договора, процентная ставка устанавливается в размере средневзвешенной рублевой ставки процента за 2014 год - 12,2%.

При объеме валютной ипотеки в 180 млрд.руб. реализация законопроекта №700708-6 приведет к единовременным расходам государства в размере (65 - 28) / 65 * 180 = 102 млрд.руб. (принимая 28 руб./дол. - оценку среднего курса по ипотечным кредитам в валюте, а курс для расчета = 65 руб./дол. - на 14.02.15г.).

Общий итог этой финансовой операции для государства будет тем не менее положительным, поскольку предотвратит последующие потери государства в связи с валютной ипотекой в размере до 135 млрд.руб.


Плюсы.

1. Экономический эффект этого законопроекта в целом может быть положительным, если сравнивать его с условно-негативным сценарием развития кризиса.

2. Проект имеет поддержку заёмщиков валютной ипотеки.

3. Законопроект прошел нулевые чтения в Общественной палате Совета Федерации и получил отзыв Минфина и Правительства. Несмотря на то, что отзывы отрицательные, важно однако, что эта стадия для законопроекта завершилась. Профильный комитет ГД уже может давать на него заключение, далее можно собственно приступить к законотворческому процессу, в т.ч. вносить в него изменения.


Минусы (их много).

1. Несмотря на то, что законопроект в целом решает поставленную задачу - устраняет негативные последствия роста курса для заёмщиков валютной ипотеки, однако в части социальных последствий он приведет к неоднозначным результатам. Основная претензия критиков - курс для рефинансирования более льготный для большинства заёмщиков, чем текущий курс, и даже курс на начало 2014 года.

2. Законопроект нарушает принцип адресности социальной помощи и уязвим для критики о том смысле, что закон оказывает помощь и тем заёмщикам, кто купил  объекты недвижимости заведомо больше социальных норм, а также покупателям квартир в инвестиционных целях, а не в целях улучшения жилищных условий.

Например, законопроект предполагает конвертацию по льготному курсу для займов на покупку квартир, значительно превышающих социальные стандарты, например, 250 кв.м. на семью из 2х человек или покупателям нескольких квартир. Возразить на эту критику сложно.

3. Очевидна провокация социального иждивенчества - государство тем самым будет поощрять поведение, при котором можно совершать рискованные финансовые операции, насколько к ним можно отнести валютную ипотеку, - государство как бы даёт понять, что всё всем компенсирует. Ясно и направление критики по этому вопроса, что следующими в очереди, получается, должны быть пострадавшие вкладчики МММ.

4. Нулевые чтения в Общественной палате показали его уязвимость даже от весьма щадящей критики подобного плана https://www.oprf.ru/press/conference/1507 (см. с 1:09:40), очевидно, что более серьёзная критика прозвучит в стенах ГД и от Правительства (поступила предварительная информация о негативных отзывах).

5. Законопроект не проходит успешно тест “бытовых” вопросов:

Почему курс для валютных заёмщиков должен быть ниже, чем даже до изменений в курсовой политике ЦБ в 2014 году? Законопроект декларирует устранение негативных последствий катастрофических изменений курса рубля в 2014 году, на деле же обязывает банки рефинансировать займы по курсу 8-10 летней давности, с последующей компенсаций за счет бюджета.

Почему курс конвертации должен быть ниже, чем даже в начале 2014 года, ведь если заёмщики не могли платить регулярные платежи в начале 2014 года (до начала серьёзной стадии валютного кризиса), то очевидно, что вопрос в их платежеспособности, а не в кризисе. Разве не будет правильным таким заёмщикам помогать с помощью других инструментов, а не льготного курса конвертации?

6. При этом серьёзные претензии есть к законопроекту из области юридической техники:

Законопроект предусматривает административный метод решения гражданско-правового вопроса, предписывая в одностороннем порядке изменять условия договора, при этом не указывая финансовые источники компенсации пострадавшей стороне.

7. Статья 6 законопроекта предусматривает обязанность Правительства РФ изыскать финансовые возможности для компенсации банкам, однако не предусматривает никаких изменений в закон о бюджете на соответствующий год. Одно это в принципе исключает принятие закона в текущей редакции, поскольку в таком случае нарушается бюджетное законодательство, ведь закон о бюджете на 2015 год не содержит каких-либо положений о компенсациях по валютной ипотеке.

8. Само подобное решение проблемы - всё только за счёт государства - исключает из уравнения сразу две стороны - заёмщиков и банки, снимая с них ответственность за принятые решения о выдаче и получении валютного кредита. Это вызывает вопросы как минимум у финансово-образованной и самостоятельной части общества.

9. Этот минус скорее имеет отношение к текущей политической ситуации в ГД. Законопроект имеет авторство депутатов от СР, что априори ставит его в невыгодное положение по практике прохождения через ГД. Закон является экономически обременительным, большинство в ГД от ЕР, если и решится принять подобный закон, вряд ли захочет делиться политическими дивидендами.


Итог.

Несмотря на то, что часть заёмщиков в целом поддерживают этот закон, однако они же вероятно будут и наиболее пострадавшими от него:

1. Законопроект крайне уязвим для критики и его социальная несправедливость может сделать невозможным его принятие обществом - при внимательном рассмотрении он вызывает очевидную и заслуженную критику. В случае объективного рассмотрения в ГД аналогичную дополнительную критику он может получить со стороны многих политиков и общественных деятелей. Это, в свою очередь, сделает затруднительным или даже в принципе невозможным его принятие ГД, даже под угрозой наступления критически неблагоприятных последствий.

Более того, сама подобная постановка вопроса может закрыть двери ГД для подобных законопроектов. Несмотря на то, что депутаты стали за последние месяцы более лояльны к валютным заёмщикам, законопроект скорее всего просто “зависнет” в ГД на неопределенно долгое время.

2. Для законопроекта есть вероятность его реализации и после “зависания” в ГД, но похоже лишь с подачи/вмешательства Президента в стиле “ручного режима управления экономикой” (как это было, например, с “проблемой электричек”). Вероятно, причинами, которые могут подтолкнуть Президента к такому решению, может стать: 1) лишь очевидная для власти политизация валютных ипотечников, 2) реальные активные протестные действия с их стороны либо 3) несчастные случаи с доведенными до отчаяния людьми (при широкой огласке в СМИ - аналог ситуации в Испании). Однако шансы такого развития событий можно оценить на данном этапе как низкие, прежде всего из-за слабой готовности валютных ипотечников к жесткому отстаиванию своих интересов, вера в “доброго царя”, даже несмотря на отрицательные ответы на индивидуальные обращения в Администрацию Президента и показательное игнорирование двух открытых писем Президенту, опубликованных в СМИ ([1], [2]), отсутствие реакции на сбор 100 тыс.подписей с призывом решить проблему валютной ипотеки.

3. Законопроект можно было бы доработать, однако, если закон и будет принят, то за основу депутаты скорее всего всё же возьмут иной проект - от Правительства или госудумовского большинства - ЕР.

Более вероятно, что закон так и не будет принят по причине своей однонаправленности на заёмщика и завышенных социальных требований к государству. Итогом такого решения также может стать то, что помощь будет оказана, но лишь банкам, к чему и так тяготеет государство в силу простоты этого решения, например, через ЦБ. Очевидно, что проще дать 100 млрд.руб. 10 банкам и забыть о вопросе, чем возиться с 50 тыс. заёмщиками и переоформлением ими договоров.

Для власти проблема валютных ипотечников - это лишь незначительная головная боль на фоне других проблем в экономике и политике, а проблемы банков с капиталом проще решить просто “залив деньгами”.

4. Заёмщики, общество и государство, которому всё равно придётся вмешиваться для разрешения кризиса, либо претерпеть неблагоприятные последствия “базового” сценария (когда никто не вмешивается) проигрывают при любом развитии событий: и при реализации, и при провале этого законопроекта. Законопроект фактически является популистской ловушкой - он устанавливает завышенную планку ожиданий у заёмщиков, не позволяя им принять иные варианты решения - очевидно, что большинство будет всегда выступать за самый льготный план, но одновременно отсекает заёмщиков от более реалистичных вариантов решения проблемы.


2. План ЦБ от 23 января 2015 года - опубликован в виде необязательных рекомендаций банкам.
ЦБ

ЦБ предложил банкам рефинансировать валютную ипотеку в рублевую по курсу 39 руб. и на условиях действующих в банках текущих ставках процента (в настоящее время они начинаются от 16% в госбанках). Переводя на язык экономики, фактически ЦБ предложил единовременно списать задолженность заёмщиков за счёт банков на 72 млрд.руб. , что банки показательно сочли неприемлемым и отказались. В защиту банков следует сказать, что непонятно, почему в этой ситуации платить должны только банки, в том числе за попустительство и бездеятельность ЦБ, собственно и приведшего к подобному развитию событий.

По всем минусам законопроекта №7007008-6 “решение ЦБ” подвержено критике всего лишь в части безадресности помощи заёмщикам, остальные минусы у него отсутствуют.

Решение однако было принято без без подкрепляющих его механизмов “принуждения банков к миру”, т.е. принуждения к исполнению этого плана, а потому изначально было лишь формальным, “для галочки” и, очевидно, не преследовало цель действительно решить проблему валютной ипотеки.

Скорее всего такая форма “помощи” была выбрана ЦБ лишь для снижения остроты критики со стороны СМИ и ГД, и “перекладывания ответственности”:  “вот у нас есть план, но виноваты саботирующие его банки”. Понятно, что банки в этой ситуации не хотят брать на себя серьёзный объем убытков, поскольку не считают “решение только за их счет” сколь-либо справедливым и экономически обоснованным, да и просто не хотят нести убытки.
При этом с Центробанком пожалуй можно согласиться в одном - курс 39 руб./дол., т.е. на 01.10.14г., является максимально-предельным, который сможет выдержать большинство заёмщиков.

11 марта ЦБ опубликовал проект указаний, по которым банки смогут отражать убытки не единовременно, а постепенно. Это шаг в правильном направлении, но по прежнему недостаточный и скорее всего банки проигнорируют и его, вплоть до введения "мер принуждения", например, через ухудшение условий резервирования по ранее выданной ипотеке.


3. План депутата В. Гутенева из ЕР.
Единая Россия

В действительности это не полноценный план выхода, а лишь частичное решение проблемы, предусматривающее “заморозку” ситуации - введение моратория на выплаты до принятия основного закона, которым бы и решались все вопросы.

План предусматривает оплату ипотечных платежей на время "заморозки" по курсу, среднему за первую половину 2014 года, запрет на изъятия квартир, реализацию закладных, судебные процедуры по валютной ипотеке и т.п. Вопрос о проценте по ипотечному кредиту не ставится, т.е. сначала расчет производится по условиям договора в валюте, а уже потом полученная сумма конвертируется по курсу первой половины 14 года, в банк на погашение вносятся рубли.

Этот законопроект также не содержит надлежащего финансово-бюджетного обоснования, как и проект СР. Однако он значительно более реалистичен в части базовых условий, за счет чего, и авторства от ЕР, может получить бОльшую поддержку в Государственной Думе.
Законопроект подвержен критике только по 4 из 9 "минусов законопроекта СР" (2, 6, 7, 8 - см. выше - "минусы законопроекта СР"), при этом решению поставленной задачи - “заморозке” ситуации - он вполне отвечает. Проект находится лишь на начальной стадии движения в ГД и в этом уступает всем остальным, однако имеет наибольший потенциал реализации (опять же - из-за авторства ЕР).

Очевидно, что это неполноценное и временное решение кризиса, но если исходить из расходов на его реализацию , то план Гутенева потребует при средней валютной ставке 11% при 180 млрд.руб. общего размера валютной ипотеки около 180 * 0,01377 * ((65-34,5) / 65) = всего 1,16 млрд.руб. ежемесячно для своей реализации, или 10,5 млрд.руб. с апреля и до конца 2015 года (принимая для расчетов по законопроекту курс 34,5 руб./дол., а текущий курс 65 руб./дол.).

Несмотря реалистичность этих условий и их приемлемость как минимум для части валютных заёмщиков, на данный план до сих пор не получено никакого ответа со стороны Правительства РФ, что указывает лишь на одно - решением проблемы валютной ипотеки Правительство и парламентское большинство от Единой России вплоть до настоящее времени не озаботилось и, вероятно, заниматься не намерены.

Явный плюс законопроекта является его же и главным минусом: проект можно принять “хоть завтра” при наличии политической воли, однако он же создает для ипотечников повышенные риски затягивания из-за соблазна законсервировать работающее и относительно "дешевое" решение, а также необходимости выделения серьёзных дополнительных средств для полного решения проблемы.

При реализации этого законопроекта банки обязаны будут по существующим правилам единовременно отразить убыток и начать формировать резервы, однако у ЦБ есть механизмы нивелирования таких отрицательных воздействий через внесение изменений в свои инструкции. В целом законопроект содержит довольно сбалансированное и реализуемое решение, которое однако содержит и серьёзный минус - устраняет всякую ответственность банков за кризис. Отметим, что затягивание с законопроектом в Правительстве ведет к его постепенной деактуализации.

При предположении о рефинансировании всей ипотеки на условиях законопроекта он потребует финансовых расходов государтва в размере: 180 * (65 - 34,5)/65) = 84 млрд.руб.


4. Законопроект КПРФ.
КПРФ

Предусматривает установление платежей по валютной ипотеке в рублях и в размере не более 115% от верхнего значения валютного коридора на дату заключения договора, а при отсутствии такого коридора - 120%. Согласно законопроекту иные условия ипотечной ссуды не меняются, т.е. процент не меняется тоже. Сначала производится расчет текущего платежа в валюте, а потом умножается на текущий курс или на курс 115% от верхнего значения валютного коридора на дату заключения договора, для расчета берется меньший из этих курсов.
Является фактически системным решением проблемы валютной ипотеки, устанавливающим понятные и разумные “правила игры” при выдаче ипотеки в валюте. Надо отметить, что законопроект также сбалансированно распределяет риски между банком и заёмщиком, побуждая банки к учету валютных рисков при выдаче валютной ипотеки без необходимости её полного запрета.

Законопроект включен в план рассмотрения в ГД на апрель и получил все необходимые заключения от Правительства и профильных комитетов.

План КПРФ подвержен критике по тем же социальным аспектам и отсутствию источников финансирования, что и законопроект СР, однако системность решения и разумное распределение ответственности заёмщиков и государства, бравшего на себя поддержание курса в указанных пределах (с 15% превышением сверху) пожалуй позволяет выделить его как наиболее интересное решение вопроса на настоящий момент.

Адекватная оценка финансовых ресурсов, необходимых для решения в рамках такого плана довольно затруднительна. Исходя из предположения, что более 60% валютных займов выданы в 2008 году и ранее, условно можно принять, что для них пересчет должен осуществляться по курсу не более 32-34 руб./дол.. для остальных - выше.

Принимая средний равновесный курс по этому плану в 34 руб./дол. можно подсчитать, что законопроект КПРФ в первом приближении требует произвести расходы из бюджета в размере (65 - 34) / 65 * 180 = 86 млрд.руб.



Как видно, вариант Гутенева, а тем более КПРФ отвечают поставленной задаче - решают проблему кризиса валютной ипотеки (первый - временно, второй - в полном объеме), однако имеют также 3 основных недостатка с точки зрения государства:

1) требуют существенного объема расходов из бюджета (проект Гутенева - если принять, что на тех же условиях будет рефинсирована вся валютная ипотека),
2) также требуют внесения изменений в закон о бюджете за соответствующий год, чем процесс существенно затягивается;
3) устраняют ответственность за кризис, а значит и какие-либо расходы со стороны банков.

В следующей статье предлагается сразу 2 варианта решения вопроса, частично или даже полностью устраняющих указанные недостатки.

Предыдущие тексты по валютной ипотеке здесь: 1, 2, 3, 4, 5.

UPD: ЦБ подтвердил мнение, что вполне может изменить свои инструкции по отражению убытков на балансах банков.

UPD2: Уже после подготовки этого поста вышла статья в Ведомости о том, что ВТБ ожидает получить 300 млрд.руб.госпомощи в капитал, причем в капитал первого уровня в связи с убытками в размере более сотни миллиардов.

Tags: валютная ипотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments