?

Log in

No account? Create an account

Критика "Программы "150 дней" - ответы на вопросы
law6512

Критика
1) Вопрос: В базовом варианте развития кризиса валютной ипотеки утверждается, что банки не смогут поглотить убытки от "ипотечного шторма" до 135 млрд.руб., а здесь предлагается закрыть на это глаза и банки спокойно абсорбируют до 42 млрд.руб. убытков. Так где же правда - там или здесь?
Во-первых, размер убытков по программе "150 дней" почти в 2 раза меньше, чем плану ЦБ, и в 3 раза - по сценарию "когда никто не вмешивается в кризис", что само по себе позволяет банкам относиться к ним легче.
Во-вторых, убытки в 2х сравниваемых вариантах у банков несомненно будут и, например, таким банкам, как ВТБ или Банк Москвы, скорее всего не выдержать нынешний кризис без госпомощи (либо будет необходимо снижать кредитных портфель). Другое дело, что такая помощь уже обещана и поступит от государства в размере одного триллиона. На этом фоне предлагается всё же сначала возложить убытки по валютной ипотеке "по справедливости" на банки, а уже в случае, если другой госпомощи будет недостаточно, избирательно помогать банкам. Важное отличие предлагаемого варианта решения кризиса является и устранение негативных социальных последствий для заёмщиков - "программа "150 дней" не допускает выселения 50 тыс. заёмщиков из их квартир.

2) Почему вообще необходим этот план? Валютные заёмщики решили сэкономить и всё это время экономили на процентах - вот они такие хитроумные пусть теперь расплачиваются из сэкономленных средств.
Это заблуждение, которое почему-то тиражируется банками. Из сравнительных графиков очевидно, что любые заёмщики в валюте ничего не сэкономили за эти годы, а только платили больше. Более того, многие из тех, кто и хотел бы избавиться в эти годы от валютных рисков не могли это сделать - см. "3 ловушки валютной ипотеки", там я поясняю подробно: 1) пострадали те, у кого изначально не хватало на рублевую ипотеку (банки не разрешали рефинансирование, считая что у них недостаточная платежеспособность, но в валюте заёмщики всё равно платили, до кризиса 14 г. исправно), 2) с небольшим первоначальным взносом (от 10% и ниже - банки отказывали из-за невыполнения соотношения стоимость залога/остаток долга, после кризиса он стал 0,7, потом был снижен до 0,8), семейные - их платежеспособность по мнению банка становилась недостаточной из-за рождения детей (не случайно оставшиеся валютные ипотечники - это на 90% семейные с детьми).
Платеж

3) Почему вы предлагаете дать фактически субсидию от государства валютным ипотечникам, а не пенсионерам, к примеру.

Почему ипотечникам. Я достаточно подробно остановился на проблеме невозможности обслуживания валютных ипотечных кредитов, рост курса в 20% заёмщики выдержат, но вот 2 раза - это неподъёмно. При выдаче банк расчитал платежеспособность заёмщика таким образом, чтобы платеж не превышал 50% от его доходов. Курс доллара с 2008 года вырос в 2,7 раза. Теперь заёмщик должен выплачивать 135% от своих доходов.
Теперь, если ничего не делать, то дефолтными из-за этого будут почти все валютные кредиты, они просто перестанут обслуживаться. Банки не смогут компенсировать убытки молниеностно, судебные процедуры займут не менее года, часто это будет идти и дольше, а часть убытков, 20-40% так и не будет компенсирована, так как ликвидационная стоимость квартир уже меньше остатка займа. Реализуется сценарий “идеального шторма” - здесь я подробно с цифрами показал, как и из чего образуются такие убытки банков и почему именно государству придется их банкам же и возмещать. Общий размер потерь государства и налогоплательщиков составят до 135 млрд.руб. Согласно предлагаемому плану решение проблемы валютной ипотеки обойдется государству (или вовсе ЦБ), в 42 млрд.руб. Экономия составит более 90 млрд.руб., не считая решения социальных проблем 160 тыс. россиян.

Рассмотрим Ваше предложение. Государство выделило забрало эти 42 млрд. руб. у валютных ипотечников и выделило пенсионерам. Какой эффект от этого будет? Бабушки будут рады одноразовой доплате к пенсии - ок. Однако проблемы валютных ипотечников никуда не денутся и в конечном итоге это приведет к неоправданной дыре в балансе банков и 135 млрд. руб. будут банками потеряны. До 50 тыс.семей лишатся квартир за которую платили последние 6, 7 -10 лет, первоначального взноса, материнского капитала, направленного в ипотеку и ещё и останутся должны от 20 до 40% от первоначального кредита.
И завершающим штрихом будет то, что после этого у пенсионеров или ещё кого-то из бюджета заберут эти 135 млрд.руб. для компенсации убытков банков.

Если кратко - экономический эффект от выделения государством 42 млрд.будет более чем в 3 раза для пенсионеров большим, позволит сэкономить до 90 млрд.руб. госсредств и направить тем же пенсионерам вдвое большую сумму.

4) Ипотечники решили сыграть в рулетку, почему мы тогда таким проигравшим не помогаем или пострадавшим от МММ?

Граждане, которые до сих пор играют в МММ - играют фактически в рулетку, у них и играющих в настоящую рулетку движущий мотив - обогатиться через игру, основанную на еазарт. Понятно, что МММ не акции, как они ранее себя позиционировали ранее, а настоящая финансовая пирамида, где заранее известно, что в один момент она остановится и ты останешься без денег.

Валютная ипотека преследовала нормальную экономическую и социальную цель - купить единственное жильё, чтобы растить детей, других возможностей, кроме ипотеки у людей не было, они решили самостоятельно, без помощи государства приорести себе жильё - это их единственная цель. То, что при выдаче ипотечных кредитов заёмщик и банк неадекватно оценили возможные валютные риски, а ЦБ просмотрел эту проблему и вовремя не отрегулировал этот рынок, то за эту ответственность несут они в приблизительно равной мере.

Валютная ипотека - это нормальная экономическая сделка, а не финансовая пирамида, кредит, который заёмщик потерял возможность обслуживать по объективным обстоятельствам, а не по собственной воле.

Помогать людям сохранить единственное жильзя семьям с двумя детьми - это правильная социальная задача, а вот помогать потерявшему деньги в финансовой пирамиде, основанной на азарте - да, это неверно.

Ну и ещё добавлю - я не считаю, что уровень финансового просвещения населения в настоящее время достаточен, я бы сказал, что это совсем не так, поэтому государство обязано как проводить просветительские мероприятия, в частности о природе и опасности таких пирамид, так активнее пресекать их, в том числе новые и новые модификации.

5) Зачем вы лезете в мой карман через карман государственный, чтобы помочь людям, которые сами подписались под этот риск? Я не хочу, чтобы им что-то компенсировали.

Итак, первое, убытки от роста курса компенсируются из трёх других карманов:

1) заёмщика, ему предлагается продолжить обслуживать кредиты по курсу до 22% больше, чем было ещё год назад, или на 75% больше, чем должен был платить заёмщик в 2008 при получении кредита, а воообще его средний  платеж с начала 2014 года возрастает с 48 тыс.руб. до 57 тыс.руб. или 63 тыс. (в зависимости от выбранного государством курса, или с 36 тыс.руб. - с начала 2008 года).

2) прибыли банка, однако ему это даже выгодно, вместо потенциальных убытков на 135 млрд. дефолтных кредитов, подлежащих списанию, он получает 108 млрд.руб.кредитов работающих, ещё через семь лет он получит с них около 80 млрд. одних процентов, а ранее за последние 7 лет уже получил 70 млрд.прибыли (не дохода, а именно прибыли). Фактически банк закрывает свою ошибку в оценке валютных рисков за счёт ранее полученной прибыли от таких же займов. Да, ошибка получивалась серьёзная, но вообще-то банк всё равно остаётся более чем в плюсе.

3) если говорить о кредиты ЦБ - то строго - это даже не государственный карман - это не бюджет, ни ФНБ, ни резервный, ни пенсионный фонды. ЦБ независим от государства. Финансовая, которую ЦБ осуществляет для поддержания устойчивости банков. Через два года все средства будут возвращены ЦБ.

Предлагаемая схема поддержки банков с валютной ипотекой, в которых есть убыток,  ничем не отличается от поддержки, например, Банка Москвы, Траста, Таврического, Балтийского, Союза и др. банков, которым ЦБ только за 2014 год выделил на 10 лет под 0,5% триллион рублей. Здесь выделение этих средств представляется более убедительным.
При рефинансировании валютной ипотеки реализуется поддержка граждан-заёмщиков, не являющихся профессионалами в банковском бизнесе и одновременно помогает решить проблему, которую сами банки в одиночку решить не в состоянии. ЦБ придётся что-то делать с этим кризисом в будущем обязательно, причём придётся потратить на это в несколько раз большую сумму.

4) при выделении средств государства, а не ЦБ (вариант 1 Программы "150 дней") их выделение, как уже писал выше, позволит сохранить до 135 млрд.руб., т.е. если этого не сделать, то потом мы как раз и будем вынуждены залезть в карман налогоплательщика, чтобы заплатить в 3 раза больше.

6) Почему мы должны помогать гражданам, которых никто не заставлял подписывать этот договор, их же под дулом пистолета никто не заставлял принимать на себя валютные риски?

Ну да, только под дулом пистолета и принято подписывать ипотечные договоры )

Нет пистолета не было, и граждане несут свою долю ответственности за принятый необоснованный риск, почему не только граждане - в посте подробно объяснено. Как это происходило на практике и почему так получилось, что граждане пришли с валютной ипотекой ко второму кризису - разъяснено также подробно и обоснованно.

В кризисе валютной ипотеки виноваты не только граждане, но и банки и регулятор. Им и предлагается разделить ответственность финансово.

Налогоплательщикам предлагется . Не будет помощи в таком виде - банкам всё равно придётся помогать, только не 42 млрд.руб., а 135 млрд.руб. Вот такую дыру банки точно сами не заткнут. Ну и от 70 до 180 тыс.наших сограждан не станут “кредитными рабами” - это знаете, тоже неплохо.


7) Теперь все будут подписывать любые договоры не глядя - с банками, страховыми и пр. Ведь государство (пусть даже по варианту 2 - ЦБ - не суть в данном случае), помогло заёмщикам. Граждане бездумно будут принимать любые риски - ведь государство от всего спасёт.

Это вряд ли будут валютные ипотечники, да и общество выучит этот урок надолго - рост курса с 24 до 39 и на рост платежа по ипотеке на 75% - это достаточно для того, чтобы любого научить правильно оценивать риски, в том числе и валютные. Наоборот, в данной ситуации государство покажет, что может достойно выйти из ситуации, не перекладывая их на других граждан (не фин, давая правильный сигнал и стимул другим гражданам в объеме принятых рисков, но в то же время не выключая из жизни активных и наиболее творческий класс. Не уничтожая вообще ипотеку и рынок жилья.

8) В Вашем посте (программе) вот такая цифра неверна или расчет не правильный.
Поправляйте и я исправлю или поясню почему не стал править.

9) Ваш проект не реализуем - вот такая-то инструкция ЦБ этому противоречит, закон не позволяет.
Я пока подготовил не юридически прописанный план, конечно, скорее это неплохо детализированный концепт, а главное - идея, как быстро и с наименьшими потерями можно выйти из кризиса. Банк Москвы получил средства по приблизительно такой схеме (вариант №2 Программы) - так что это работает, если нужны изменения в законы, тогда можно этот вариант ещё дополнительно проработать и передать уже с нормативными документами. Если и когда такое предложение от ЦБ или Правительства поступит, то я с удовольствием это реализую.

10) Что делать дальше с валютной ипотекой, запрещать?
Я против запрета, но нужно ограничить риски - как это прописано, например, в законопроекте КПРФ. Я лично сначала написал свои предложения, а только потом узнал об этом законопроекте. Наши предложения совпали вплоть до цифр.
Идея в следующем - есть люди, получающие зарплату в долларах, например, им можно выдавать ипотечный кредит в долларах, наоборот, если мы запретим, то они будут принимать на себя неоправданные валютные риски укрепления рубля.
Однако если на заёмщика возложить ответственность в размере 15-20% изменений от курса по договору, а остальные риски оставить за банком, то все будут в выигрыше - банки захеджируют риски, а ипотечники получат ограниченную ответственность - вот это системный подход к решению проблемы.
Запретить в принципе тоже можно, но тогда люди с доходами в валюте будут вынуждены брать ипотеку в иностранных банках за границей - это

11) А почему не рассматриваете вариант с созданием "банка плохих долгов" - из вашего описания Программы это прямо кричало, ведь это позволило лучше контролировать расходование бюджетных средств (средств ЦБ).
Такой вариант возможен, но он проигрывает Программе в том, что на это надо будет либо отдельный действующий банк выделять (а них у каждого своя история и сложности), либо создавать новый - это уже потеря времени. Хотя, повторюсь, такой вариант возможен.

12)
В чем Вы сами видите наибольшую уязвимость "Программы "150 дней"?

В расчетах по "Идеальному шторму", конечно. Предсказать 90% дефолов по валютной ипотеке - это, конечно, смело. В ситуации кризиса, по мере её ухудшения, банки будут предпренимать дополнительные усилия, чтобы стабилизировать ипотеку. Рынок жилья тоже с таким ещё не сталкивался, поэтому сложно предсказать точно его реакцию, может снижение будет незначительным.
Кроме того, с прогнозом, я знаю, ознакомилось руководство крупнейших банков, читали "Идеальный шторм" и в Минфине. Теперь, если просрочка будет нарастать как указано - где-то на 40-50% ежемячно, то предсказание будет сбываться, соответственно власть, надеюсь, будет предпринимать дополнительные меры.
В любом случае предположения основываются на простом расчете - курс вырос в 2,7 раза, тело кредита заёмщики на долгий срок не выплатили, а платежеспосбность потеряли - платить 80-135% собственного дохода долго не сможет никто. Если курс не будет падать, то кризис будет неминуемо развиваться. Всё, что мы видим сейчас - рост с 1 до 14% просрочки валютной ипотеки - это сильно приукрашенная ситуация за счет займов у родных, знакомых, потребкредиты, продажи авто, проедание имевшихся накоплений и т.п. Уже идёт 6 месяц кризиса - все эти источники иссякают, ситуация может ухудшаться уже резко и скачкообразно.
Как и "Идеальный шторм", "Программа "150 дней" написана чтобы показать, что концептуально решить проблему валютной ипотеки возможно, есть вариант даже без привлечения бюджетных средств.



Предыдущие тексты по валютной ипотеке здесь: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7.



Решение проблемы валютной ипотеки: Программа "150 дней"
law6512

В предыдущем тексте рассмотрены уже имеющиеся варианты от разных политических партий и ЦБ.

В данной статье описывается предлагаемая "Программа "150 дней" для решения проблемы валютной ипотеки. Именно такой срок, по моему мнению, максимально может длиться программа, после которой в России должен быть окончательно решен вопрос кризиса валютной ипотеки. В течение 5 месяцев банки в нормальном режиме смогут рефинансировать все 50 тыс.ипотечных займов в валюте.
Решение 3

1. Невозможность безубыточного решения.
Идеального плана решения кризиса валютной ипотеки на сегодняшний момент нет и не может существовать. Если бы ЦБ озаботился этим вопросом до того, как произвел девальвацию рубля - то это не потребовало бы никаких допсредств, однако вернуться в прошлое нельзя. Любое решение в настоящем обязательно потребует финансовых расходов, которые какие-то из сторон этого процесса должны будут профинансировать. Даже отказ от решения проблемы валютной ипотеки имеет свою и немалую цену - до 135 млрд.руб.
2. Критерии оптимальной программы выхода из кризиса.
Ранее был подробно раскрыт вопрос ответственности каждой из сторон в кризисе валютной ипотеки: заёмщика, банков и ЦБ - в конечном итоге решения каждого из них привело к кризису валютной ипотеки - общему либо индивидуальному. Очень сложно в этой ситуации разделить или численно подсчитать ответственность каждого, выделить большую или меньшую, хотя, попытки этого и проводятся в нескольких публикациях.
Итак, сформулируем критерии, на которых должна основываться программа выхода:
1) экономическая целесообразность: расходы на реализацию плана должны быть равны или меньше, чем расходы государства по “базовому” расчету, когда ситуация развивается сама по себе (и где требуется до 135 млрд.руб. вливания государственных средств); расходы банков не должны превышать прибыль от ведения деятельности по валютной ипотеки за период с 2006 года - это период выдачи подавляющего большинства действующих валютных кредитов (т.е. < 70 млрд.руб.);
2) экономическая необратимость, т.е. рефинансирование заёмщика по этому плану не должно приводить в дальнейшем к новому дефолту (для максимально возможной части заёмщиков);
3) социальная справедливость, т.е. должны исключаться ситуации, когда план будет подвержен критике, описанной ранее (рефинансирование покупки квартир в инвестиционных целях и т.п. - см. раздел "Минусы законопроекта СР").
3. Определение условий рефинансирования.
Далее возникает вопрос, как определять курс для рефинансирования. Назвать какую-то одну цифру сложно, однако из сформулированных критериев можно определить диапазон.
Так, начало 2014 года с курсом 32 руб./дол. может служить реперной точкой отсчета - минимальной границей, поскольку последующий период 2014 года и 2015 год - это время как потенциальной возможности рефинансироваться для заёмщика самостоятельно, так и для банка и ЦБ - предотвратить последующие крайне неблагоприятные, практически форс-мажорные для заёмщика последствия. Эта же основная точка также устанавливает курс, который, как минимум, гарантирует минимальную социальную справедливость - рефинансирование по меньшему курсу будет означать фактическое предоставление льготы заёмщику по сравнению с условиями 2014 года.
При этом верхней точкой для определения объёма ответственности заёмщика вероятно может быть курс, который считает обоснованным ЦБ, т.е. на 1 октября 2014 года - 39 руб./дол., с тем, однако, обоснованием, что именно после этой даты рост курса стал галлопирующим и даже неконтролируемым со стороны Центробанка. Установление ставки процента по кредиту считаю возможным в размере, близком к средневзвешенному по 2014 году, которую предлагают многие банки сейчас при рефинансировании валютных кредитов - около 12%. Остальная разница в курсе должна быть разделена в равной мере между банком и государством.
Справедливыми и обоснованными условиями, на которых возможно реализация плана "150 дней" выхода из кризиса представляются следующие:
1) Диапазон курса для рефинансирования: от 32 до 39 руб./дол., конкретный курс определяется по итогам обсуждения законопроекта как условие политического компромисса. Ориентиры курса: законопроект КПРФ - 34 руб./дол., проект Гутенева - 34,5 руб./дол., ЦБ - 39 руб./дол.
2) Процентная ставка - 12%. Соотносится со ставкой "проекта СР" - 12,2%; находится в диапазоне, предлагаемом в настоящее время банками при рефинансировании, например, ВТБ24 - 12%; в среднем выше на 1-4% по сравнению с процентами, действующими для валютных заёмщиков в настоящее время; 13% - ставка, признанная обоснованной для ипотеки Правительством РФ при принятии программы на 2015 год.
3) Расходы сверх курса рефинансирования делятся в равных частях между банками и государством.
4. Расчеты.
Таким образом рефинансировать кредит для заёмщика будет возможным по курсу до 22% выше, чем по состоянию на начало 2014 года, до начала явных кризисных явлений в экономике России. Такой курс, вероятно, будет приемлем для поддержания финансовой стабильности до 95% заёмщиков в валюте.
Если исходить из среднего платежа по валютному кредиту в 1500 дол.США при 10% годовых по кредиту и остаточном сроке долга в 8 лет, то рост платежа при его рефинансировании в рублевом эквиваленте составит с 48 тыс. руб. до 57 тыс.руб. (при росте курса с 32 до 35 руб.) или до 63 тыс.руб. при обменном курсе = 39 руб./дол. Понятно, что для части заёмщиков такой курс может оказаться неподъемным, в таком случае решения должны быть индивидуальными: банки могут по договоренности: удлинить срок или снизить процентную ставку. Для потерявших источники дохода должны быть дополнительно предложены "ипотечные каникулы" либо спецпрограммы АИЖК.
Для реализации программы "150 дней" потребуется в 2 раза меньший объём бюджетных средств, чем по любому из предложенных на настоящий момент планов решения проблемы валютной ипотеки, а именно лишь (65 - 35) / 65 * 180 / 2 = 41,5 млрд.руб., а при 39 руб./дол. - 36 млдр.руб., экономический эффект для государства при этом составит в плюс до 90 млрд.руб., сэкономленных на погашении негативных эффектов, вызванных убытками заемщиков валютной ипотеки. Ещё 41,5 млрд. руб. убытков предлагается возложить на банки. Все эти средства необходимо будет заложить в бюджет 2015 года, что однако не является для него критичным.
Это первый вариант "Программы "150 дней".

5. Вариант без использования бюджетных средств.
2 пути
Второй вариант направлен на максимальное ускорение решения вопроса, а также полный отказ от использования бюджетных средств, вместо которых используются средства регулятора - ЦБ.
Предложение основывается на решении проблемы валютной ипотеки по аналогии с санацией (оздоровлением) банков, когда банкам, вместо банкротства, Центробанком выделяются санационные кредиты под льготные ставки, позволяющие восстановить их финансовое положение. Тем самым предотвращаются ещё большие общие убытки в экономике за счёт остановки “эффекта домино” (когда одно банкротство влечет за собой другое и далее, а общий размер убытков для всех возрастает).
Действительно, если представить всю дефолтную ипотеку как один “банк плохих активов” с государственным поручительством, то подход становится абсолютно понятен - выделение санационного кредита под льготную ставку позволит предотвратить его банкротство и последующее принятие убытков на баланс государства-поручителя.
Неучастие государства (бюджета) также представляется обоснованным, поскольку ответственность за устойчивость банковской системы и проявившиеся валютные риски ипотечных банковских активов лежат всё же в сфере компетенции независимого от государства ЦБ, как регулятора данной сферы - именно ему, а не бюджету, логично нести и исправлять риски неблагоприятных последствий.
Приведем примеры санационных действий со стороны ЦБ:
"Связь-банк" - 142 млрд.руб., "Глобэкс" - 87 млрд.руб.,
Банк Москвы - 295 млрд.руб.
Из свежих примеров можно привести санацию банка "Траст", когда ЦБ посчитал возможным выделить 127 млрд. руб., из них 100 млрд.руб. под 0,5% на 10 лет самому банку. Проходят через подобные процедуры и некоторые другие банки: Балтийский, Рост-банк и др, Таврический.
Как видим, выделение сотен миллиардов при санации кредитных учреждений является довольно отработанной процедурой и не вызывает значимых вредных эффектов в части инфляции.
6. Детальное описание второго варианта.
1) Центральный банк для решения вопроса с валютной ипотекой выделяет банкам кредиты, аналогичные тем, что он обычно направляет на санацию банков. В нашем случае всем банкам будет достаточно выделить порядка 162 млрд. руб. на обычных условиях санационных кредитов на 2 года, т.е. под 0,5%, из которых до 42 млрд. руб. пойдут сразу на компенсацию убытков "в части ЦБ" при рефинансирование валютных кредитов. При этом выдача таких кредитов банкам может быть обусловлена обязательством, например, вложить оставшиеся около 120 млрд.руб. в государственный долг на два года, чтобы не раздувать инфляцию и не выплескивать их на потребительский рынок (и без возможности рефинансирования под такие ОФЗ). Такая схема санации используется, например, при оздоровлении Банка Москвы.
2) Доходность ОФЗ в настоящее время более 15%, потребность государства в заёмных средствах на 2015 год - до триллиона рублей, размер долга страны позволяет занимать без ущерба для финансовой стабильности государства.
В условиях кризиса и плана заимствований государства на 2015 год на рынке данный объем не окажет какого-либо значимого эффекта на инфляцию и банковскую систему, однако позволит компенсировать банкам убытки в “государственной части” и в полном объеме вернуть их ЦБ всего через 2 года.
3) ЦБ придется внести коррективы инструкции по учету убытков от операций рефинансирования валютной ипотеки, чтобы банки не столкнулись с необходимостью формировать дополнительные резервы и растянуть их действие на срок нахождения у них на балансе ОФЗ - до полной компенсации “государственной” части убытков.
4) Единовременный убыток банков составит также до 42 млрд.руб., что однако меньше 70 млрд.руб. прибыли, полученных, как мы помним, банками от валютной ипотеки за последние 9 лет, когда она активно выдавалась, и это сумма приблизительно соответствует минимальному размеру убытков, которые банки и так понесут при развитии ситуации без вмешательства ЦБ.
5) Банки могут не согласиться с таким планом, поэтому разумно изначально использовать и “кнут” - для этого ЦБ достаточно будет в течение 5 месяцев последовательно повышать нормы резервирования для такой ранее выданной валютной ипотеки, за исключением той ипотеки, что уже находится в стадии санации.
6) Согласием на проведение такого плана можно и нужно обусловить и выделение триллиона рублей на вливания в основной капитал банков в виде госпомощи.

7. Социальная справедливость.
К любому из двух вариантов будет правильно добавить условия о рефинансировании по данному курсу лишь владельцам единственного жилья и/или по социальным нормам, плюс 10-15% к таким нормам (чтобы не делать условия неоправданно жесткими). Это защитит от серьёзной части обоснованной критики о потокании иждивенчеству, а также наполняет его большим смыслом и логикой именно как социальный проект.
В таком случае законопроект даёт правильные стимулы и сигналы обществу и гражданам: государство отвечает за свои промахи и руководствуется принципами социального государства, не доводя своих граждан до разорения и не делая их “кредитными рабами”.
В то же время другим сигналом будет то, что граждане обязаны осознавать, что их действия могут приводить к на грань финансовой катастрофы и государство не обязано помогать им по умолчанию.
Впрочем, введение этих условий необходимо оставить на усмотрение законодателя или ЦБ, поскольку они сильно усложнят условия рефинансирования и приведут к необходимости сбора многочисленных справок. Как альтернативу этому условию ЦБ будет достаточно собрать статистику по ипотечным кредитам. Если, например, окажется, что в общем объеме валютной ипотеки квартир, купленных в инвестиционных целях, не обнаружится либо будет менее 0,5%, то ужесточение условий будут излишним.
8. Сроки реализации плана.
Программа должна быть реализована в течение 5 месяцев - "150 дней". Этого срока вполне достаточно для того, чтобы реализовать всю программу и полностью закрыть проблему валютной ипотеки. БОльший срок нецелесообразен, поскольку на значительном периоде реализации программы возможны непредсказуемые колебания курса. Другим соображением для сокращения срока является то, что рефинансированные кредиты должны заработать как можно быстрее, чтобы не приносить бОльших убытков банкам и заёмщикам.
Через 2 года банки вернут ЦБ санационные кредиты.

9. Сравнение двух вариантов Программы.
Сравнение
Разница между 2 подходами принципиальная - в первом случае используются государственные средства, требуется внесений изменений в закон о бюджете на соответствующий год, что, очевидно, замедлит его реализацию.
Во втором случае бюджетные средства не используются, а все пункты программы довольно быстро может реализовать ЦБ (хотя возможно и потребуются некоторые законодательные коррективы), но предусматривается использование инфляционного по своей природе механизма. Однако в условиях, когда банки уменьшат свой капитал на 42 млрд.руб., ещё 42 млрд.руб. поступят к ним фактически только в течение следующих 2 лет, а 162 млрд.руб. - это лишь заёмные средства и будут через 2 года возвращены Центробанку, то риски воздействия на инфляцию не представляются серьёзными.

Как видно из обзора, рабочие варианты для решения проблемы кризиса валютной ипотеки есть, остаётся лишь вопрос о наличии политической воли у государства для реализации этого либо любого другого плана.

Если Вы дочитали до этого места, то обращаю Ваше внимание, что автор сам потрудился покритиковать эту программу. Прежде, чем Вы напишите что-то, пожалуйста, прочитайте 12 ответов на критические вопросы по "Программе "150 дней".

Предыдущие тексты по валютной ипотеке здесь: 1, 2, 3, 4, 5, 6.


Решение проблемы валютной ипотеки
law6512

Ранее я подробно написал, почему развитие кризиса валютной ипотеки приведет к убыткам банков в размере до 135 млрд.руб. и почему будет необходимо привлекать государственную помощь. В любой другой ситуации такая информация могла бы вызвать у банков по меньшей мере серьёзную тревогу, но похоже только не в нынешних условиях, когда им уже обещано более триллиона рублей госпомощи, вливаемых непосредственно в капитал.

Правильно предположить, что кредитные учреждения уже вычли из этого триллиона любые убытки из-за валютной ипотеки - пусть даже они и исчисляются сотней миллиардов, а поэтому могут позволить себе сохранять олимпийское спокойствие на фоне надвигающегося “ипотечного шторма”. Однако, в отличие от банков, государство и налогоплательщики по-прежнему заинтересованы в уменьшении как общего размера госпомощи, так и в минимизации социальных и экономических потерь от кризиса  валютной ипотеки.

В связи с этим возникает вопрос, существуют ли какие-то варианты решения проблемы валютной ипотеки? Есть ли из них оптимальный, который государство могло бы принять как окончательное решение? Сразу отвечу, что есть по меньшей мере 4 законопроекта/плана, которые направлены в ГосДуму, Правительство или уже приняты Центробанком, однако ни один из них не является оптимальным и не свободен от недостатков.
Рассмотрим их по порядку. Начнем прежде всего с наиболее известного проекта.


1. Проект депутатов СР о госпомощи заёмщикам, т.н. законопроект №700708-6.
Справедливая Россия

План состоит в фактическом погашении за заёмщиков части кредита, и его рефинансировании из валюты в рубли, исходя из курса на день заключения первоначального кредитного договора, процентная ставка устанавливается в размере средневзвешенной рублевой ставки процента за 2014 год - 12,2%.

При объеме валютной ипотеки в 180 млрд.руб. реализация законопроекта №700708-6 приведет к единовременным расходам государства в размере (65 - 28) / 65 * 180 = 102 млрд.руб. (принимая 28 руб./дол. - оценку среднего курса по ипотечным кредитам в валюте, а курс для расчета = 65 руб./дол. - на 14.02.15г.).

Общий итог этой финансовой операции для государства будет тем не менее положительным, поскольку предотвратит последующие потери государства в связи с валютной ипотекой в размере до 135 млрд.руб.


Плюсы.

1. Экономический эффект этого законопроекта в целом может быть положительным, если сравнивать его с условно-негативным сценарием развития кризиса.

2. Проект имеет поддержку заёмщиков валютной ипотеки.

3. Законопроект прошел нулевые чтения в Общественной палате Совета Федерации и получил отзыв Минфина и Правительства. Несмотря на то, что отзывы отрицательные, важно однако, что эта стадия для законопроекта завершилась. Профильный комитет ГД уже может давать на него заключение, далее можно собственно приступить к законотворческому процессу, в т.ч. вносить в него изменения.


Минусы (их много).

1. Несмотря на то, что законопроект в целом решает поставленную задачу - устраняет негативные последствия роста курса для заёмщиков валютной ипотеки, однако в части социальных последствий он приведет к неоднозначным результатам. Основная претензия критиков - курс для рефинансирования более льготный для большинства заёмщиков, чем текущий курс, и даже курс на начало 2014 года.

2. Законопроект нарушает принцип адресности социальной помощи и уязвим для критики о том смысле, что закон оказывает помощь и тем заёмщикам, кто купил  объекты недвижимости заведомо больше социальных норм, а также покупателям квартир в инвестиционных целях, а не в целях улучшения жилищных условий.

Например, законопроект предполагает конвертацию по льготному курсу для займов на покупку квартир, значительно превышающих социальные стандарты, например, 250 кв.м. на семью из 2х человек или покупателям нескольких квартир. Возразить на эту критику сложно.

3. Очевидна провокация социального иждивенчества - государство тем самым будет поощрять поведение, при котором можно совершать рискованные финансовые операции, насколько к ним можно отнести валютную ипотеку, - государство как бы даёт понять, что всё всем компенсирует. Ясно и направление критики по этому вопроса, что следующими в очереди, получается, должны быть пострадавшие вкладчики МММ.

4. Нулевые чтения в Общественной палате показали его уязвимость даже от весьма щадящей критики подобного плана https://www.oprf.ru/press/conference/1507 (см. с 1:09:40), очевидно, что более серьёзная критика прозвучит в стенах ГД и от Правительства (поступила предварительная информация о негативных отзывах).

5. Законопроект не проходит успешно тест “бытовых” вопросов:

Почему курс для валютных заёмщиков должен быть ниже, чем даже до изменений в курсовой политике ЦБ в 2014 году? Законопроект декларирует устранение негативных последствий катастрофических изменений курса рубля в 2014 году, на деле же обязывает банки рефинансировать займы по курсу 8-10 летней давности, с последующей компенсаций за счет бюджета.

Почему курс конвертации должен быть ниже, чем даже в начале 2014 года, ведь если заёмщики не могли платить регулярные платежи в начале 2014 года (до начала серьёзной стадии валютного кризиса), то очевидно, что вопрос в их платежеспособности, а не в кризисе. Разве не будет правильным таким заёмщикам помогать с помощью других инструментов, а не льготного курса конвертации?

6. При этом серьёзные претензии есть к законопроекту из области юридической техники:

Законопроект предусматривает административный метод решения гражданско-правового вопроса, предписывая в одностороннем порядке изменять условия договора, при этом не указывая финансовые источники компенсации пострадавшей стороне.

7. Статья 6 законопроекта предусматривает обязанность Правительства РФ изыскать финансовые возможности для компенсации банкам, однако не предусматривает никаких изменений в закон о бюджете на соответствующий год. Одно это в принципе исключает принятие закона в текущей редакции, поскольку в таком случае нарушается бюджетное законодательство, ведь закон о бюджете на 2015 год не содержит каких-либо положений о компенсациях по валютной ипотеке.

8. Само подобное решение проблемы - всё только за счёт государства - исключает из уравнения сразу две стороны - заёмщиков и банки, снимая с них ответственность за принятые решения о выдаче и получении валютного кредита. Это вызывает вопросы как минимум у финансово-образованной и самостоятельной части общества.

9. Этот минус скорее имеет отношение к текущей политической ситуации в ГД. Законопроект имеет авторство депутатов от СР, что априори ставит его в невыгодное положение по практике прохождения через ГД. Закон является экономически обременительным, большинство в ГД от ЕР, если и решится принять подобный закон, вряд ли захочет делиться политическими дивидендами.


Итог.

Несмотря на то, что часть заёмщиков в целом поддерживают этот закон, однако они же вероятно будут и наиболее пострадавшими от него:

1. Законопроект крайне уязвим для критики и его социальная несправедливость может сделать невозможным его принятие обществом - при внимательном рассмотрении он вызывает очевидную и заслуженную критику. В случае объективного рассмотрения в ГД аналогичную дополнительную критику он может получить со стороны многих политиков и общественных деятелей. Это, в свою очередь, сделает затруднительным или даже в принципе невозможным его принятие ГД, даже под угрозой наступления критически неблагоприятных последствий.

Более того, сама подобная постановка вопроса может закрыть двери ГД для подобных законопроектов. Несмотря на то, что депутаты стали за последние месяцы более лояльны к валютным заёмщикам, законопроект скорее всего просто “зависнет” в ГД на неопределенно долгое время.

2. Для законопроекта есть вероятность его реализации и после “зависания” в ГД, но похоже лишь с подачи/вмешательства Президента в стиле “ручного режима управления экономикой” (как это было, например, с “проблемой электричек”). Вероятно, причинами, которые могут подтолкнуть Президента к такому решению, может стать: 1) лишь очевидная для власти политизация валютных ипотечников, 2) реальные активные протестные действия с их стороны либо 3) несчастные случаи с доведенными до отчаяния людьми (при широкой огласке в СМИ - аналог ситуации в Испании). Однако шансы такого развития событий можно оценить на данном этапе как низкие, прежде всего из-за слабой готовности валютных ипотечников к жесткому отстаиванию своих интересов, вера в “доброго царя”, даже несмотря на отрицательные ответы на индивидуальные обращения в Администрацию Президента и показательное игнорирование двух открытых писем Президенту, опубликованных в СМИ ([1], [2]), отсутствие реакции на сбор 100 тыс.подписей с призывом решить проблему валютной ипотеки.

3. Законопроект можно было бы доработать, однако, если закон и будет принят, то за основу депутаты скорее всего всё же возьмут иной проект - от Правительства или госудумовского большинства - ЕР.

Более вероятно, что закон так и не будет принят по причине своей однонаправленности на заёмщика и завышенных социальных требований к государству. Итогом такого решения также может стать то, что помощь будет оказана, но лишь банкам, к чему и так тяготеет государство в силу простоты этого решения, например, через ЦБ. Очевидно, что проще дать 100 млрд.руб. 10 банкам и забыть о вопросе, чем возиться с 50 тыс. заёмщиками и переоформлением ими договоров.

Для власти проблема валютных ипотечников - это лишь незначительная головная боль на фоне других проблем в экономике и политике, а проблемы банков с капиталом проще решить просто “залив деньгами”.

4. Заёмщики, общество и государство, которому всё равно придётся вмешиваться для разрешения кризиса, либо претерпеть неблагоприятные последствия “базового” сценария (когда никто не вмешивается) проигрывают при любом развитии событий: и при реализации, и при провале этого законопроекта. Законопроект фактически является популистской ловушкой - он устанавливает завышенную планку ожиданий у заёмщиков, не позволяя им принять иные варианты решения - очевидно, что большинство будет всегда выступать за самый льготный план, но одновременно отсекает заёмщиков от более реалистичных вариантов решения проблемы.


2. План ЦБ от 23 января 2015 года - опубликован в виде необязательных рекомендаций банкам.
ЦБ

ЦБ предложил банкам рефинансировать валютную ипотеку в рублевую по курсу 39 руб. и на условиях действующих в банках текущих ставках процента (в настоящее время они начинаются от 16% в госбанках). Переводя на язык экономики, фактически ЦБ предложил единовременно списать задолженность заёмщиков за счёт банков на 72 млрд.руб. , что банки показательно сочли неприемлемым и отказались. В защиту банков следует сказать, что непонятно, почему в этой ситуации платить должны только банки, в том числе за попустительство и бездеятельность ЦБ, собственно и приведшего к подобному развитию событий.

По всем минусам законопроекта №7007008-6 “решение ЦБ” подвержено критике всего лишь в части безадресности помощи заёмщикам, остальные минусы у него отсутствуют.

Решение однако было принято без без подкрепляющих его механизмов “принуждения банков к миру”, т.е. принуждения к исполнению этого плана, а потому изначально было лишь формальным, “для галочки” и, очевидно, не преследовало цель действительно решить проблему валютной ипотеки.

Скорее всего такая форма “помощи” была выбрана ЦБ лишь для снижения остроты критики со стороны СМИ и ГД, и “перекладывания ответственности”:  “вот у нас есть план, но виноваты саботирующие его банки”. Понятно, что банки в этой ситуации не хотят брать на себя серьёзный объем убытков, поскольку не считают “решение только за их счет” сколь-либо справедливым и экономически обоснованным, да и просто не хотят нести убытки.
При этом с Центробанком пожалуй можно согласиться в одном - курс 39 руб./дол., т.е. на 01.10.14г., является максимально-предельным, который сможет выдержать большинство заёмщиков.

11 марта ЦБ опубликовал проект указаний, по которым банки смогут отражать убытки не единовременно, а постепенно. Это шаг в правильном направлении, но по прежнему недостаточный и скорее всего банки проигнорируют и его, вплоть до введения "мер принуждения", например, через ухудшение условий резервирования по ранее выданной ипотеке.


3. План депутата В. Гутенева из ЕР.
Единая Россия

В действительности это не полноценный план выхода, а лишь частичное решение проблемы, предусматривающее “заморозку” ситуации - введение моратория на выплаты до принятия основного закона, которым бы и решались все вопросы.

План предусматривает оплату ипотечных платежей на время "заморозки" по курсу, среднему за первую половину 2014 года, запрет на изъятия квартир, реализацию закладных, судебные процедуры по валютной ипотеке и т.п. Вопрос о проценте по ипотечному кредиту не ставится, т.е. сначала расчет производится по условиям договора в валюте, а уже потом полученная сумма конвертируется по курсу первой половины 14 года, в банк на погашение вносятся рубли.

Этот законопроект также не содержит надлежащего финансово-бюджетного обоснования, как и проект СР. Однако он значительно более реалистичен в части базовых условий, за счет чего, и авторства от ЕР, может получить бОльшую поддержку в Государственной Думе.
Законопроект подвержен критике только по 4 из 9 "минусов законопроекта СР" (2, 6, 7, 8 - см. выше - "минусы законопроекта СР"), при этом решению поставленной задачи - “заморозке” ситуации - он вполне отвечает. Проект находится лишь на начальной стадии движения в ГД и в этом уступает всем остальным, однако имеет наибольший потенциал реализации (опять же - из-за авторства ЕР).

Очевидно, что это неполноценное и временное решение кризиса, но если исходить из расходов на его реализацию , то план Гутенева потребует при средней валютной ставке 11% при 180 млрд.руб. общего размера валютной ипотеки около 180 * 0,01377 * ((65-34,5) / 65) = всего 1,16 млрд.руб. ежемесячно для своей реализации, или 10,5 млрд.руб. с апреля и до конца 2015 года (принимая для расчетов по законопроекту курс 34,5 руб./дол., а текущий курс 65 руб./дол.).

Несмотря реалистичность этих условий и их приемлемость как минимум для части валютных заёмщиков, на данный план до сих пор не получено никакого ответа со стороны Правительства РФ, что указывает лишь на одно - решением проблемы валютной ипотеки Правительство и парламентское большинство от Единой России вплоть до настоящее времени не озаботилось и, вероятно, заниматься не намерены.

Явный плюс законопроекта является его же и главным минусом: проект можно принять “хоть завтра” при наличии политической воли, однако он же создает для ипотечников повышенные риски затягивания из-за соблазна законсервировать работающее и относительно "дешевое" решение, а также необходимости выделения серьёзных дополнительных средств для полного решения проблемы.

При реализации этого законопроекта банки обязаны будут по существующим правилам единовременно отразить убыток и начать формировать резервы, однако у ЦБ есть механизмы нивелирования таких отрицательных воздействий через внесение изменений в свои инструкции. В целом законопроект содержит довольно сбалансированное и реализуемое решение, которое однако содержит и серьёзный минус - устраняет всякую ответственность банков за кризис. Отметим, что затягивание с законопроектом в Правительстве ведет к его постепенной деактуализации.

При предположении о рефинансировании всей ипотеки на условиях законопроекта он потребует финансовых расходов государтва в размере: 180 * (65 - 34,5)/65) = 84 млрд.руб.


4. Законопроект КПРФ.
КПРФ

Предусматривает установление платежей по валютной ипотеке в рублях и в размере не более 115% от верхнего значения валютного коридора на дату заключения договора, а при отсутствии такого коридора - 120%. Согласно законопроекту иные условия ипотечной ссуды не меняются, т.е. процент не меняется тоже. Сначала производится расчет текущего платежа в валюте, а потом умножается на текущий курс или на курс 115% от верхнего значения валютного коридора на дату заключения договора, для расчета берется меньший из этих курсов.
Является фактически системным решением проблемы валютной ипотеки, устанавливающим понятные и разумные “правила игры” при выдаче ипотеки в валюте. Надо отметить, что законопроект также сбалансированно распределяет риски между банком и заёмщиком, побуждая банки к учету валютных рисков при выдаче валютной ипотеки без необходимости её полного запрета.

Законопроект включен в план рассмотрения в ГД на апрель и получил все необходимые заключения от Правительства и профильных комитетов.

План КПРФ подвержен критике по тем же социальным аспектам и отсутствию источников финансирования, что и законопроект СР, однако системность решения и разумное распределение ответственности заёмщиков и государства, бравшего на себя поддержание курса в указанных пределах (с 15% превышением сверху) пожалуй позволяет выделить его как наиболее интересное решение вопроса на настоящий момент.

Адекватная оценка финансовых ресурсов, необходимых для решения в рамках такого плана довольно затруднительна. Исходя из предположения, что более 60% валютных займов выданы в 2008 году и ранее, условно можно принять, что для них пересчет должен осуществляться по курсу не более 32-34 руб./дол.. для остальных - выше.

Принимая средний равновесный курс по этому плану в 34 руб./дол. можно подсчитать, что законопроект КПРФ в первом приближении требует произвести расходы из бюджета в размере (65 - 34) / 65 * 180 = 86 млрд.руб.



Как видно, вариант Гутенева, а тем более КПРФ отвечают поставленной задаче - решают проблему кризиса валютной ипотеки (первый - временно, второй - в полном объеме), однако имеют также 3 основных недостатка с точки зрения государства:

1) требуют существенного объема расходов из бюджета (проект Гутенева - если принять, что на тех же условиях будет рефинсирована вся валютная ипотека),
2) также требуют внесения изменений в закон о бюджете за соответствующий год, чем процесс существенно затягивается;
3) устраняют ответственность за кризис, а значит и какие-либо расходы со стороны банков.

В следующей статье предлагается сразу 2 варианта решения вопроса, частично или даже полностью устраняющих указанные недостатки.

Предыдущие тексты по валютной ипотеке здесь: 1, 2, 3, 4, 5.

UPD: ЦБ подтвердил мнение, что вполне может изменить свои инструкции по отражению убытков на балансах банков.

UPD2: Уже после подготовки этого поста вышла статья в Ведомости о том, что ВТБ ожидает получить 300 млрд.руб.госпомощи в капитал, причем в капитал первого уровня в связи с убытками в размере более сотни миллиардов.


Вопрос о мандате в Ярославской областной думе
law6512

В 2013 году РПР-Парнас и Партия Прогресса (тогда ещё незарегистрированный "Народный Альянс") в составе коалиции приняли участие в выборах в Ярославскую областную думу. Сам я тогда возглавлял юротдел Штаба Навального на мэрских выборах и не имел прямого отношения к ярославским выборам. Но, насколько помню, Борис Немцов после выборов давал комментарии, что результат был отличный и коалиция могла бы рассчитывать минимум на 3 мандата, но в итоге результат был фальсифицирован, остался только один мандат.


Сейчас многие СМИ просят дать комментарий, что будет с мандатом дальше.

Насколько я смог разобраться с законами, мандат достанется кандидату от той территориальной группы (в общей части списка был только Борис Немцов), которая собрала больше всего голосов на выборах, т.е. "имеющей наибольшее процентное отношение количества голосов (процент с точностью до второго знака после запятой), отданных за данный список кандидатов на территории, соответствующей каждой территориальной группе списка кандидатов, к общему количеству действительных бюллетеней на соответствующей территории" (ст.89 Закона Ярославской области №171-З от 02.06.2003г. "О выборах в органы власти и органы местного самоуправления Ярославской области" и п.10 ст.91 "О выборах в органы власти и органы местного самоуправления Ярославской области").


В таком случае несомненным фаворитом является Андрей Алексеев, из 6-ой территориальной группы с 16,5% голосов, набравший для коалиции также наибольшее абсолютное большинство голосов.

Алексеев и Немцов


Партия Прогресса и в 13, и в 14, и снова в 15 - все эти годы находится в коалиции с РПР-Парнас - это наши коллеги и друзья. Андрей в 13-ом году возглавлял региональное отделение Партии Прогресса (тогда ещё НА), так и возглавляет сегодня, но уже в зарегистрированном статусе.

Было бы очень приятно утереть нос Минюсту и АП, которые прилагают титанические усилия, чтобы не допускать Партию Прогресса до выборов и законодательных собраний, и увидеть Андрея Алексеева в составе Облдумы, который несомненно достоин мандата, но, моё мнение, безусловно решение должна принимать сама партия и кандидат, а какое бы решение ими не было принято - Партия Прогресса его несомненно поддержит.


От Сахаровского центра - очередь на панихиду по Борису Немцову (фоторепортаж)
law6512
Гражданская панихида по Борису Немцову прошла сегодня в Сахаровском центре с 10 до 14 часов. Уже к 12 часам очередь людей, пришедших попрощаться, выросла до 600-700 метров.
1

Время около часа дня. Очередь на панихиду начанается почти от Курского вокзала (завернула за угол, это - Верхняя Сыромятническая. 2).
2

После 13 часов, движемся быстро, но уже понятно, что не успеваем. Тем не менее никто не расходится, люди только прибывают.
3

Объявляют, что катафалк проедет к Курскому вокзалу медленно, тами образом у людей будет возможность попрощаться.
4

Плакаты вдоль колонны-очереди.
5

Отсыда пошли быстрее, похоже теперь просто идём до Сахаровки.
6

Вот такая очередь впереди - пришло несколько тысяч.
7

Толпа у Сахаровского центра.
8

У самого Центра. Кто-то выступает, но отсыда уже не слышно.
9

Музыка перестала играть и выносят гроб. Люди скандируют: "Герои не умирают!".
10

Катафалк с трудом движется через толпу людей, весь его путь в цветах, в последний путь провожают Бориса Немцова - человека, мужчину, политика.

Несмотря на объявление ранее, полиция не дала катафалку проехать вдоль колонны людей по Садовому кольцу, в направлении к Курскому вокзалу.
Ожидание затянулось и на какое-то время люди даже выходили до середины Садового.
11


[reposted post]Организационные вопросы - о завтрашнем марше
ЛВ10
leonwolf
reposted by law6512
Эмоции захлестывают, трагедия ужасная, а все равно надо решать организационные вопросы кому-то, и кто-то должен об этом писать.

Главное.
Марш памяти Бориса Ефимовича Немцова состоится в Москве завтра, днем 1 марта.
Сбор с 14 до 15 часов у метро Китай-Город, Славянская площадь, начало движения после 15.00 по Китайгородскому проезду и Москворецкой набережной к Москворецкому мосту, месту убийства.
Траурный марш - согласован.
Одевайтесь тепло.

Борис Ефимович Немцов.
Борис Немцов был человеком, с которым мы часто и не стесняясь в выражениях спорили. Но
а) в каждом споре он всегда искал возможность сближения и построения компромисса
б) договорившись, никогда не отступал от соглашений и свято их исполнял.

Эмоции.
Перенос марша (в данном случае - еще и переформатирование марша "Весна" в траурное шествие) - это очень сложное и ответственное решение, которое должно было быть принято в сверхсжатые сроки. И оно было принято (с опорой на чувства и политическую интуицию людей, которым надо было его принимать).
Любое политическое решение подобного плана вызывает бурю эмоций, как положительных, так и отрицательных, при этом отрицательные эмоции немедленно выплескиваются в информационное пространство, зачастую создавая негативный фон. Это нормально.
Огромная просьба, однако, заключается вот в чем. Решение уже принято. За него можно хвалить и ругать, его можно обсуждать, и мы будем с этим с упоением заниматься еще долго - но завтра-то приходите.
В любом случае приходите.

Политическое содержание.
Бориса Немцова не машина сбила, и не сердечный приступ настиг. Он политик, застреленный демонстративно и цинично в связи со своей политической деятельностью. В связи с этим мне не кажется, что марш должен быть чисто траурным. В такой день уместно говорить и о причинах трагедии, и о том, что нужно сделать, чтобы подобное не повторялось и о ценностях, которые разделял погибший. (По аналогии с демонстрацией после расстрела редакции Charlie Hebdo: ведь не только фотографии убитых журналистов несли манифестанты, но и лозунги в защиту свободы слова, базовой ценности, за которую они отдали свои жизни).
Да, большинство плакатов и лозунгов марша "Весна" не будут больше завтра уместными; большинство - но далеко не все. В требованиях марша "Весна" были очень важные пункты о необходимости прекратить пропаганду и разжигание ненависти, и многие другие, которые не только не теряют, но и прибавляют в актуальности после убийства. Эти лозунги и требования обязательно должны присутствовать завтра наряду с традиционными портретами, свечами и траурными лентами.

Что будет с Марьино.
Мне очень понятны эмоции всех тех людей, которые вложили кучу своего времени и/или денег в организацию марша в Марьино. Почти вся подготовительная работа, сотни тысяч распространенных листовок, десятки информационных пикетов - все это псу под хвост. Что ж, в этом жестоком мире так бывает. Да, ужасно обидно за вложенные усилия, за первую в истории огромную оффлайновую агитационную кампанию по приглашению на митинг. Я вот лично занимался маршем в Марьино уже больше месяца, он мне стоит десятков бессонных ночей - но вот очевидно, что в сложившейся ситуации надо было действовать так, как мы действовали. Добиться траурного марша в центре, дойти до места убийства. Марш в Марьино не соответствовал бы масштабу личности, масштабу деятельности Бориса Немцова.
Сегодня в мэрии мы специально оговорили два пункта:
а) мэрия примет участие в информировании москвичей через СМИ о переносе марша в центр
б) траурный марш начнется в 15.00, поэтому с 13.00 до 14.30 наши волонтеры будут дежурить в Марьино, информируя о переносе мероприятия всех тех, кто туда приедет благодаря нашим листовкам
Уверен, что это лучшее, что можно было сделать в наших обстоятельствах.

Информирование.
Опять вечная проблема - кажется, что все всё знают, а на самом-то деле нет. Был сегодня, уже после мэрии, с цветами на месте убийства, там сотни людей, и это, вроде как, самая ядерная группа сторонников - и тем не менее никто ничего не знают, все задают одни и те же вопросы, "а будет марш? не будет? какой? когда?". Информация расходится очень туго, а времени очень мало, у нас всего-то несколько часов. Нет никакого риска "переинформировать", есть только риск не успеть всем рассказать.
Распространяйте ссылку, не бойтесь делать это так часто, как только возможно. Звоните и пишите друзьям и знакомым, приходите.

Идеальный шторм валютной ипотеки
law6512

«Идеа́льный шторм» (англ. Perfect storm) — ситуация, возникающая при сочетании ряда неблагоприятных факторов, в результате чего их суммарный негативный эффект существенно возрастает.


Конкретные причины кризиса валютной ипотеки рассмотрены ранее: 1, 2, 3, 4.


Помимо очевидного - резкого изменения курса рубля, увеличившего платеж заёмщика валютной ипотеки за прошлый год в два раза, другими причинами кризиса стало также “идеальное” наложение действий сразу трёх субъектов:

1) самого заёмщика - очевидно недооценившего валютные риски;

2) банков:

- выдававших ипотечные кредиты, игнорируя валютные риски и без учета платежеспособности заёмщиков;

- установивших фактический запрет на рефинансирование валютных кредитов сразу для нескольких категорий заёмщиков;

3) Центрального банка:

- проигнорировавшего накопление валютных рисков ипотеки;

- реализовавшего изменение курсовой политики в 2014 году без учета возможных проблем с валютной ипотекой.


Все эти проблемы появились не вчера, а копились по меньшей мере последние десять лет, а в итоге сработала формула идеального шторма для валютной ипотеки:


Кризис валютной ипотеки = 2х изменения курса рубля * (безответственность, бездеятельность и недальновидность банков, ЦБ и заёмщиков).


Идеальный шторм 2

Закономерный вопрос - что делать?


Но для начала, почему вообще надо что-то делать? - скажет кто-то, пусть всё идёт как идёт, действующий закон отрегулирует всё сам.

Ситуация первая. Никто ничего не делает, чтобы остановить кризис, т.е. де-факто это существующее положение. Попробуем спрогнозировать последствия.


1. Ипотечные займы в валюте к маю 2015 года в полном объёме станут дефолтными.

Не буду повторяться с обоснованием и цифрами, но всё указывает на то, что уже в марте финансовое положение будет безвовратно подорвано у большинства валютных ипотечников, более 50% из них не смогут оплатить очередной взнос, а к маю 2015 года почти вся валютная ипотека будет дефолтной.

Аналогичные или даже бОльшие проблемы следует ожидать у всех, кто рискнет рефинансироваться из валюты в рубли на условиях банков - по текущему курсу и процентам.

Такие выводы следуют как из динамики роста просрочки, исходя из официальной статистики, так и ожиданий заёмщиков.

Проблема очевидно заключается в двукратном росте платежа по кредиту вслед за ростом курса доллара, следствием чего стало превышение платежа по кредиту над доходами семьи. Имевшиеся резервы по поиску дополнительных средств и финансовые запасы семей исчерпаны - для заёмщиков в валюте кризис в критической фазе длится уже более 5 месяцев.

Можно также констатировать, что с начала кризиса банки так и не предложили каких-либо действенных мер по предотвращению банкротства заёмщиков.


2. Под дефолтные ипотечные кредиты банки будут обязаны создать резервы на возможные потери по ссудам и уменьшить на их сумму основной капитал.

Следствием кризиса станет признание почти всей валютной ипотеки дефолтной и, в случае адекватной политики банка, создание под них во всё увеличивающемся объеме резервов, с последующим вычетом объема таких резервов из капитала.


При этом резервы будут только расти, так для однородных ипотечных ссуд после 90 дней просрочки резервы создаются в объеме 20%, после 180 - 60% (в некоторых случаях - до 100%). К концу 2015 года банки будут вынуждены создать резервы по просроченной валютной ипотеке в объеме не менее 108 млрд.руб. (60% от общего объема в 180 млрд.руб. валютной ипотеки)

Уменьшение капитала банка может привести к нарушению ключевого норматива ЦБ по достаточности капитала и как следствие, к движению банка к потере лицензии с последующим банкротством либо санацией.

Увеличить капитал первого уровня можно вливанием в акционерный капитал либо увеличением его на заработанную прибыль. Однако, учитывая отсутствие прибыли в кризис и наличие проблем в основном у госбанков, то любое увеличение капитала первого уровня в этой ситуации неизбежно становится обычной госпомощью.

Правовое урегулирование неплатежей по валютным ипотечным кредитам вызовет взыскание в судебном порядке нескольких десятков тысяч квартир, находящихся в ипотеке. При этом позиции высших судов и Конституционного суда РФ приведет к выселению заёмщиков, в том числе и из единственного жилья, а также заёмщиков с несовершеннолетними детьми, без предоставления другого места проживания.

В случае, если заёмщиком потерян и источник дохода - это, вероятно, будет выселение фактически на улицу.


3. По дефолтным кредитам банки будут забирать квартиры у заёмщиков, однако при одновременной реализации десятков тысяч квартир их ликвидационная стоимость будет падать.

Правильно предположить, что добровольно-принудительный отъём квартир и их реализация в основном начнется в течение полугода-года (это при “быстром” прохождении судов, в реальности сроки будут, конечно, больше). То есть массовая реализация начнется со второй половины 15-го года и далее непрерывно, как минимум до конца 16-го, начала 2017-го годов.

Подавляющее число квартир валютной ипотеки находятся в Москве, Санкт-Петербурге и Подмосковье. Почти единовременный выход десятков тысяч квартир на рынок и давление информации о продолжающем процессе банкротства валютных ипотечников будет угнетающе действовать на рынок жилья в течение всего 15-го и 16-го годов, особенно сильно это скажется на рынке Москвы.

Всё это приведёт к дополнительным потерям банков и заёмщиков, поскольку реализация по прежней рыночной стоимости в этой ситуации будет невозможна, особенно в условиях продолжающегося кризиса в экономике. Текущий дисконт ликвидационной стоимости к рыночной цене таких квартир в 5-15% может увеличиться до 15-30%.


4. Убытки банков от реализации квартир и “неработающих кредитов”.

Реализация всех ипотечных квартир в любом случае не будет быстрой процедурой и, вероятно, займет до двух лет. Ко моменту начала массовой реализации квартир уже будет действовать закон о личном банкротстве, ограничивающий риски должника, но увеличивающих убытки кредитора.

В зависимости от ситуации на рынке жилья банки,  даже после реализации квартир, получат убытки в размере от 15 до 35% от общей суммы кредита. Это произойдет из-за превышения суммы остатка задолженности по кредиту над ликвидационной стоимостью реализуемых квартир.

При этом, если реализуется умеренно-неблагоприятный сценарий и рынок квартир просядет всего лишь на 20-30%, то сумма чистого убытка банка по кредитам увеличится уже до 30-50%.

К этому добавится убыток в виде упущенной выгоды из-за неработающих кредитов - за всё время судебных процедур. Таким образом непоступившие проценты по “замороженным в квартирах кредитам” составят от 15 до 25% (при процентах по кредиту от 7,5% до 12,5 годовых в течение двух лет).

Массовые обращения в суд неминуемо замедлят их работу, а учитывая, что это будут споры по имуществу на несколько миллионам рублей и с ситуациями с единственным жильём, то активное участие в спорах заёмщиков вероятно может непредсказуемо замедлить общий процесс.


Суд

В процессе банкротства с заведомой потерей квартиры, должники утратят фактический интерес заботиться о квартире (зачем, если она всё равно будет изъята), но будут находиться под защитой закона о банкротстве, что будет ограничивать верхнюю границу их долга стоимостью квартиры.

В этой ситуации оптимальной стратегией для заёмщиков могут стать максимальное затягивание судебного процесса и исполнительного производства, поскольку на время процесса они смогут пользоваться квартирой “фактически бесплатно” (их долг это не будет увеличивать, если с них больше будет нечего взыскать), а полученные в это время доходы должника банк получить скорее всего не сможет.

Таким образом очевидный противоположный банку экономический интерес должника дополнительно усложнит банкам работу по реализации имущества и удлинит сроки реализации квартир.


Общий убыток банков после реализации будет составлять, в случае оптимистичного сценария - от 20 до 60% от текущей стоимости кредита, при умеренно-неблагоприятном от 30 до 75%.


5. Финансовый итог рассматриваемой стратегии “как есть” для банков.

В конечном счете уже в середине 15го года потери в капитале банков из-за убытков по валютной ипотеке невозможно будет восполнить, в том числе из-за отсутствия у банков прибыли из-за кризиса, что означает, что единственным источником помощи для банков, а особенно госбанков может стать только бюджет или стабилизационные кредиты ЦБ.


В результате на объём валютной ипотеки банкам необходимо будет сформировать резервы (к концу 2015 года - до 60%, далее, в зависимости от срока взыскания и реализации квартиры - до 100%), банки будут нести убытки также в виде упущенной выгоды из-за “неработающих кредитов”, а государство будет вынуждено, для сохранения финансовой устойчивости банков, влить в их капитал до 110 млрд. руб. (не менее 60% от объема валютной ипотеки), но уже в виде дополнительной и безмездной помощи.

К концу второго года после начала процедур по реализации чистый невосполнимый убыток банков при реализации этого сценария может составить от 20 до 75% (с учётом упущенной выгоды по неработающим кредитам).

В абсолютных цифрах убыток банков может составить от 36 до 135 млрд.руб.


Из банков, самостоятельно частично абсорбировавшими убытки может быть, вероятно, только Сбербанк. Однако и это маловероятно, так как в условиях продолжающегося кризиса банки будут вынуждены активно создавать резервы также по другим видам кредитов. Вероятно, прибыль для полноценного поглощения убытков даже Сбербанк начнет генерировать не ранее 2016 года.  

Другие игроки на рынке валютной ипотеки, прежде всего госбанк ВТБ, и так имеющий проблемы с достаточностью капитала, будут неминуемо вынужден просить о госпомощи, чтобы исключить снижение кредитного портфеля.

Уже сейчас банки активно договариваются о докапитализации от государства более чем на триллион рублей, имея в виду и убытки от валютной ипотеки, закладываясь таким образом на очевидные предстоящие потери.


6. Последствия для других отраслей экономики.

Реализация описанного сценария скорее всего повлечет депрессию или упадок на рынке жилья, прежде всего в столице, что безусловно окажет негативное влияние на рынок первичного жилья, поскольку реализация новых квартир остановится до момента завершения реализации квартир на вторичном рынке по ипотеке.

Это также отразится на остальных ипотечных заёмщиках (с ипотечными кредитами в рублях), потерявших финансовую стабильность и пытающихся продать квартиры для закрытия долга, что повлечет снижение ликвидационной стоимости реализуемого и ими жилья, как следствие - увеличение финансовых потерь таких заёмщиков и банков.

Остановка первичного рынка отразится на строителях, а значит по цепочке приведет к сокращению нового строительства, возможным сокращениям в строительной сфере, на рынке стройматериалов и перевозок.

Домино


Интересно, что уже принятое государством решение объемом 20 млрд.руб. о частичной компенсации процентной ставки по ипотеке до уровня 13% и направленное на поддержку первичного рынка так и не заработает именно из-за кризиса валютной ипотеки, так как первичный рынок, прежде всего в Москве, Подмосковье и Санкт-Петербурге будет под давлением нереализованных квартир от валютной ипотеки.

Квартиры будут реализовываться прежде всего на вторичном рынке вплоть до полной реализации залога по валютной ипотеки к концу 2016 - началу 2017 гг.

Конкуренция и готовность банков продавать квартиры их заёмщиков по текущей цене рынка, а при необходимости и снижать цены, неизбежно будет приводить к тому, что вновь построенное жильё будет проигрывать ценовую конкуренцию и оставаться непроданным. Для покупателя будет верным решением взять квартиру на вторичном рынке с дисконтом в 20-30%, чем на треть дороже, но с ипотечным кредитом в 13%.



Таким образом государству до принятия решения по субсидированию процентных ставок по “новой” ипотеке следовало решить, как минимум, ситуацию с ипотекой валютной.


До завершения продажи квартир заёмщиков в валюте любые меры по поддержке первичного рынка или строителей будет лишь попыткой залить пеной горящую нефтяную скважину - усилий много, но эффекта ноль. Очевидно, что процесс остановится только тогда, когда в скважине закончится горючее вещество.


Строительным кампаниям не позже конца 2015 года скорее всего придется пойти на существенные скидки, если они захотят получить оборотные средства, а значит также зафиксировать убытки, излишне закредитованные компании испытают проблемы с возвратом кредитов, вести новое строительство фактически для получения новых убытков до конца 2016 года будет нецелесообразно. Сценарий кризиса 2008 года будет реализован в полном объеме.


Таким образом дальнейшее развитие существующей ситуации с валютной ипотекой выльется как минимум в кризис рынка жилья, строительства, строительных материалов в Москве, Санкт-Петербурге и Московской области, приведет к потерям банками до 135 млрд.руб. только на валютной ипотеке и негативным социальным последствиям с трудно прогнозируемым, но очевидно неблагоприятным исходом - для 50 тыс.семей или более 160 тыс.россиян.


Как и в США в 2007 году, кризис валютной ипотеки может стать спусковым крючком для начала ещё более серьёзного кризиса в России, так как проблемы с валютными кредитами будут оказывать негативное влияние на всю экономику как минимум до начала 2017 года через ипотеку, банки, рынок жилья и связанные с этим отрасли.


7. У государства нет ни одной работающей или планируемой госпрограммы помощи валютным ипотечным заёмщикам.

Спустя почти полгода у государства отсутствуют какие-либо правовые механизмы или программы помощи таким заёмщикам. Объявленная ранее программы АИЖК на 4,5 млрд.руб. бесполезна для валютной ипотеки в 100% случаев, поскольку в принципе не допускает работу с валютными кредитами.

Даже при предварительном рефинансировании таких кредитов в рубли в банке, кредиты и обеспечение по ним всё равно не будут отвечать критериям планируемой программы АИЖК из-за того, что стандарты Агентства не допускают работу с кредитом при соотношении стоимость кредита/залога более 0,85, чему при курсе выше 50 руб/дол. не соответствуют подавляющее число объектов валютной ипотеки.

Закон о личном банкротстве также, вероятно, не оправдает возлагаемых на него надежд, поскольку на запуск его механизмов и выработку адекватной судебной практики потребуется не менее года, да и сам он даже номинально начнет работать лишь с июля 2015 года, к этому времени банки и заёмщики будут биться уже по разные стороны баррикад в судах.


8. Социальные последствия для заёмщиков.

Неоказание помощи валютным заёмщикам приведёт к их довольно быстрому разочарованию в государстве и государственных социальных механизмах, что неизбежно приведет к их радикализации. Фактически это будут люди, потерявшие всё, чего они добились и накопили в финансовом плане за последние 5-10 лет, лишившиеся единственного жилья, да ещё и с оставшимся непогашенным кредитом. Государством фактически будет создан новый класс людей - “кредитных рабов”, которые должны будут работать только и исключительно на оплату кредита банка.

Как только перестанут работать механизмы компенсации в работе и попытках привлечь к личной проблеме валютной ипотеки внимание, морально отчаявшиеся и потерявшие надежду граждане будут готовы к любым действиям. Предсказать форму “восстания” таких доведенных до отчаяния людей невозможно, но очевидно, что это может иметь и отложенные во времени последствия.


Митинг в Сокольниках 7 февраля
Митинг ипотечных заёмщиков 7 февраля.

Отъём квартир ипотечных заёмщиков и крушение жизненных надежд неизбежно приведёт к личным трагедиям и возможно неедичным случаям суицида, выплёскивании агрессии на окружающих и органы государственной власти.

Не хочется быть вестником Апокалипсиса, но такие попытки отмечаются уже сейчас, которые лишь в силу чрезвычайно удачного стечения обстоятельств и благодаря психологической поддержке сообщества валютных ипотечников предотвращались без летальных исходов.


Итог кризиса валютной ипотеки: государству в любом случае придется вмешаться более серьёзно, чем это планируется сейчас, на дополнительную и безвозвратную помощь банкам при развитии сценария “не вмешиваться” потребуется всё же выделить средства в объеме большей части дефолтных валютных кредитов, т.е. до 110-135 млрд.руб.



P.S. Насколько реален прогноз? Многое будет зависеть, конечно, от курса, например, быстрый возврат к 45 руб./дол. скорее всего снимет часть проблем. Однако необходимо понимать, что даже в этом случае многое уже будет не развернуть назад.

Как только заёмщик остановил платежи, банки начинают начислять дополнительные пени и штрафы, возврат к нормальным платежам по кредиту зачастую становится невозможным. Заёмщик теряет стимулы к дальнейшей оплате и, главное, к поиску новых доходов для этого. Правильно будет сказать, что в отпущенной “на самотек” ситуации будет до половины дефолтных кредитов, которые уже не будут обслуживаться даже при скором и кардинальном улучшении ситуации с курсом.


В целом описанная картина скорее всего будет соответствовать действительности, поскольку несущественно отличается от того, как механизм кризиса работал в 2008 году в России либо от сценариев ипотечного кризиса 2007 года в США и странах Европы (Испания, Ирландия).


Кризис валютной ипотеки. ЦБ ни в чём не виноват! или?
law6512

Защитить честное имя ЦБ оказалось не так просто, как казалось. Разбираемся.

Ранее мы уже установили (разборы других причин кризиса: 1, 2, 3), что банки допустили очевидную профессиональную ошибку, недооценив валютный риск ипотеки. Они же установили правила, препятствовавшие или запрещающие рефинансировать валютные кредиты в рубли до кризиса сразу нескольким категориям россиян, чем привели своих заёмщиков фактически к финансовой катастрофе: к маю 2015 года дефолтным окажется почти весь пул валютной ипотеки.


Однако что делал Центробанк, как регулятор финансового рынка, всё это время? Неужели только наблюдал за накоплением банками рисков в банковской системе? К сожалению, именно так.

Сейчас ЦБ заявляет, что валютная ипотека чрезвычайно опасна, она опасна до такой степени, что её необходимо фактически запретить, что он уже и сделал в рамках своих полномочий, правда только с апреля 2015 года.


ЦБ предлагает запретить валютную ипотеку

Но подождите, неужели валютные ипотечные кредиты стали такими опасными только сейчас? Очевидно нет, этот риск был заложен в них изначально, вот здесь я подробно показал ошибки банковской системы в оценке валютного риска. Более того, ЦБ знал это всегда - заявления об опасности накопления таких рисков настойчиво звучали от экспертов с кризиса 2008 года, но до нового кризиса, т.е. семь лет, Центральный банк не предпринимал никаких действий.  Несмотря на то, что у ЦБ были полномочия остановить рост валютной ипотеки и даже фактически запретить в любой момент.


Получается, что именно бездействие регулятора по устранению неоправданных валютных рисков ипотеки стало одной из причин кризиса валютной ипотеки. Несомненно так, но и более того, не только бездействие регулятора, но и ещё и осознанные действия.


В 2014 году ЦБ прямо не выполнил требования Конституции РФ, возлагающей на него обязанность по стабилизации курса и всего за месяц кардинально изменил правила игры на валютном рынке, отказавшись от всех прежних обещаний по валютному коридору, регулированию его колебаний и перешёл к “плавающему курсу”, а по факту просто девальвировал валюту в 2 раза.

Конституция РФ ст.75


Также всё это время действия и заявления ЦБ, Правительства и Президента были направлены фактически на введение своих граждан-заёмщиков в заблуждение относительно стабильности курса, им обещали стабильный курс или его стабилизацию вот-вот, до самого последнего момента, однако теперь ЦБ на голубом глазу заявляет, что виноваты лишь заёмщики и всё дело в неправильной оценке ими рисков.



Рубль стабильный

Далее, риторический вопрос, который приходит на ум любому, кто серьёзно вникает в проблематику валютной ипотеки.

Представьте, ЦБ понимает, что курс неудержимо меняется, переход к плавающему курсу, девальвация неизбежна, пострадавшими ожидаемо будут заёмщики в валюте - просчитать это несложно. Что в принципе мешало ЦБ в этой ситуации обязать банки перевести ипотеку из валюты в рубли, раз он принял решение перейти к “плавающему” курсу?
Отсутствие полномочий? Нет, достаточно было заявить о введении запретительных коэффициентов для уже выданной валютной ипотеки, и банки сами бы с радостью предложили рефинансироваться своим заёмщикам. Без каких-либо катастрофических убытков для всех сторон.

Честный ответ один - Центробанку ничего не мешало. Однако ему просто не было дела до своих сограждан, которые пострадают от изменения его валютной политики либо у банкиров ЦБ в необходимом объеме отсутствовали профессиональные навыки, позволяющие просчитать очевидные последствия, приводящие к получению банками пула дефолтных кредитов валютной ипотеки.


Все эти рассуждения с уже несколько надоедливой очевидностью показывают, что ЦБ не справился с возложенными на него обязанностями регулятора рынка, ответственного за его стабильность.


Всё указывает на то, что невозможно говорить о кризисе валютной ипотеки и об ответственности заёмщика по закону и одновременно игнорировать ответственность ЦБ за регулирование рынка валютной ипотеки
Игнорировать роль ЦБ и банков - это значит заведомо искажать роль этих субъектов и сознательно снимать с них ответственность.


Общий итог о причинах кризиса валютной ипотеки.

Помимо внешних обстоятельств, которые привели к изменению курса рубля и, следовательно, кризису валютной ипотеки, причины кризиса, безусловно, в том, что происходило за последние годы на рынке ипотечных займов и в действиях (бездействиях) трёх субъектов:


1) в бездействии ЦБ, как госрегулятора рынка- в фактическом его самоустранении от регулирования рынка, не проведении надлежащего уровню рисков регулирования в предыдущие годы; в проведении в 2014 году политики по изменению валютного курса без учета наличия на рынке валютной ипотеки;


2) безответственном поведении банков: непрофессиональном поведении в целом, в частности в недооценке валютных рисков ипотечных займов; фактическом склонении граждан к получению валютной ипотеки, выдаче её зачастую без адекватной оценки их реальной платежеспособности; запрете рефинансирования валютных кредитов в период между кризисами для целых категорий граждан;


3) и заёмщика, безусловно неверно оценившего риски, принимаемые при заключении договора валютной ипотеки, его нерефинансировании, при наличии таких возможностей.


Есть также два субъекта, бездействие которого также стоит отметить - это Роспотребнадзор, который в принципе и обязан защищать права граждан, в том числе и в сфере оказания им банковских услуг, но вообще не предпринявшего каких-либо усилий для защиты граждан от рисков валютной ипотеки.


АИЖК, одной из целей которого и является работа по создании условий для развития ипотеки, разрешения массовых проблем, создания соответствующих инструментов поддержки. но которое не только не запустило, но до сих так и не представило программу поддержки заёмщиков в валюте. Оба этих субъекта, как и ЦБ, представляют прежде всего государство, которое в целом ответственно за создавшееся положение, а, следовательно, не имеет права не реагировать на происходящее.


Причины кризиса валютной ипотеки раскрыты. Закономерный вопрос - что делать?

Разбираем варианты уже в следующем тексте.


Валютная ипотека. Банки - причина кризиса? Часть 2
law6512

Начиная с этого поста будут довольно жесткие тексты, картинок от меня тоже не ждите.

Вы всё ещё считаете, что банки и заёмщики должны сами договориться и банкам не интересно банкротить заёмщиков? Тогда этот текст также для вас.


Итак, возвращаемся к делам банков (пред.тексты по проблеме валютной ипотеки здесь: 1, 2).

Существует заблуждение, что валютная ипотека - это для богатых, однако на самом деле - это как раз наоборот, в основном про бедных.

Почему и как это работало объяснить довольно просто.

Возьмем для примера снова начало 2008 года, средняя ставка ипотеки составляла в рублях - 13%, а в долларах - 11%.

Обычный для того времени кредит в 200 тыс.дол. (ситуация для Москвы), позволявший купить 2х комнатную квартиру в панельном доме экономкласса (при наличии первоначального взноса). Уменьшение банком номинальной ставки по кредиту на 15 лет с 13 до 11% (перевод потенциального заёмщика с рублевого кредита на долларовый) приводило к уменьшению ежемесячного платежа, а значит и к требованиям по платежеспособности.


И если для рублевого кредита доход семьи должен был составлять в этом случае 121 тыс.руб./мес., то для валютного только 109 тыс./руб. Далее банк мог предложить увеличить срок и до 30 лет (валютные деньги для банка - более длинные), в этом случае необходимый доход составлял лишь 91 тыс.руб. Таким образом банк выдавал валютный кредит семьям с доходом на треть ниже, чем для рублевого кредита.

При этом очевидно, что это одна и та же семья, которой банк отказал в выдаче рублевого кредита, но выдал валютный кредит. Именно такие семьи, получившие кредит на долгий срок и в валюте, в итоге и оказались в наихудшем положении.


В этом же направлении работало и снижение иных требований к заёмщикам о выдаче кредитов. Если помните, то в 2006 году кредит нельзя было взять с первоначальным взносом ниже 20%, а в начале 2008 года кредиты выдавались и при 5% взносе и даже без первоначального взноса.

Одновременно банки перестали проверять платежеспособность заёмщика и вместо справки 2-НДФЛ довольствовались лишь обычными справками с работы, т.е. простой бумажкой с печатью и подписью. Также стала практиковаться выдача по 2 документам - паспорту и, например, водительскому удостоверению. Банки в погоне за прибылью сознательно перешли к выдаче кредитов на уровне американского субстандарта, но субстандарта, отягощённого валютными рисками.


Очевидно, что банки вполне осознанно выдавали валютные кредиты семьям с заведомо более слабой платежеспособностью, рублевые кредиты для таких семей на необходимую сумму были недоступны.


Три ловушки валютной ипотеки.

Ок, у тебя недостаточный доход, но для семьи нужна квартира, значит ты можешь взять только валютный кредит, но почему бы не рефинансироваться позже? Кажется, что с 2008 года было достаточно времени, чтобы это сделать.


Ловушка первая. К сожалению, желание многих, осознавших валютные риски в кризис 2008 года, выйти из них, так и не реализовалось.

Выше я пояснил, почему многие валютные кредиты выдавались семьям с платежеспособностью на треть ниже, чем было необходимо для выдачи рублевого кредита.

Должно быть понятно, что это работало и в обратную сторону, поскольку требования для рефинансирования у банков те же, что и для выдачи новых кредитов, а часто и жёстче. Рефинансироваться в рублевый кредит таким семьям было нельзя, поскольку они не удовлетворяли требованиям банка для рублевого кредита, хотя уже с 2008 года, т.е. сразу после взятия кредита из-за роста курса до 1,3 раза (с 24 до 34 руб.) стали платить на 25-33% больше, чем по аналогичным рублевым кредитам.

Динамика курс доллара

Заёмщики фактически доказывали свою платежеспособность, но по правилам банков это не имело значения.

Получается что, чтобы рефинансироваться из валюты в рубли, необходимо было, чтобы либо курс упал - и снизился платеж, либо уменьшился процент по рублевой ипотеке, либо третье - увеличилась платежеспособность заёмщика.


Как мы помним, ничего этого с 2008 года не было - курс резко вырос и хотя потом и уменьшился, но уже не вернулся к прежнему, из-за кризиса также увеличилась процентная ставка по новым рублевым кредитам, платежеспособность (зарплата) перестала расти теми же темпами, что ранее.

Получалась парадоксальная ситуация - ты не можешь перейти в рублевую ипотеку, чтобы остановить рост платежа, потому что недостаточно платежеспособен, но всё равно вынужден платить всё увеличивающийся платеж из-за роста курса. Бред какой-то, очевидно, что банки кто-то должен был остановить, но этого не произошло.

Рост курса на треть, плюс ещё разница в платежах в валютном и рублевом кредите означают, что доходы семьи должны были увеличиться не менее чем в 1,6-1,8 раза, чтобы рефинансирование могло состояться.


Вторая. В ещё более дурацкой, иначе не скажешь, ситуации оказались люди, бравшие ипотеку с минимальным первоначальным взносом 5% или вообще без него. В 2007-2008 гг. это было довольно распространённой практикой. Наступил кризис 2008 года и банки вернулись к 30 и чуть позже - к 20% первоначальному взносу.

Оказалось, что когда ипотечники с минимальным взносом (и достаточной платежеспособностью(!) стали обращаться в банк, то им отказывали в рефинансировании на основании того, что не выполнялось другое требование банка - остаток долга к стоимости квартиры. Оно также ужесточилось с 1 до 0,7 (позже было облегчено до 0,8).

Как мы помним из более ранних расчетов, получалось, что за 7 лет выплата тела долга составила только 15%, и только через 7 лет, т.е. к 2015 году, такие ипотечники получили бы возможность рефинансироваться, но и то - лишь в случае, если рост стоимости квартиры шёл на уровне роста курса, а как мы знаем - курс вырос в 2,7 раза, а квартиры подорожали в Москве - в 1,7-1,9 раз.


Третья. Не пытаюсь разжалобить читателей, но действительно нет повести печальнее, чем валютная ипотека для семей с детьми. С точки зрения банка, рождение ребенка - это выбытие одного из созаёмщика (мамы), а значит и части дохода. Я не говорю, что расходы на ребенка - это отдельная статья, но рефинансирование в это время просто невозможно. Получается минусуются где-то три-шесть месяцев до рождения ребенка (мама не работает), года полтора в отпуске по уходу за ребенком и ещё полгода после выхода на работу, поскольку ранее получения дохода за полгода банки справки о доходах не принимают. Некоторые банки требовали справки о доходах даже не за шесть месяцев, а за год, ведя расчет исходя из дохода за предыдущие 12 месяцев, деля на 12.

Далее с точки зрения банка появляется новый иждивенец (ребенок) без самостоятельного источника дохода, получается, что достичь былой платежеспособности с точки зрения банка можно уже только двукратно и более наращивая доходы семьи. Дети, опять же с точки зрения банка, ставят почти 100% крест на возможности рефинансироваться для таких семей.

А теперь самое время напомнить статистику по оставшимся к 2015 году в валюте ипотечникам: 80% из них с одним, двумя и даже более детьми. Совпадение?


Выводы из этих историй можно сделать разные: можно сказать, что виноваты снова и снова заёмщики, что не предусмотрели все эти ситуации и не надо было брать кредит “под завязку”, заводить детей, а можно сказать и то, что судя по просрочке в 1% за все эти 7 и более лет люди старались исполнять свои обязательства и по фактической платежеспособности с лихвой доказали, что они были платежеспособны в должной мере, и в том, что ситуация с валютным кредитом “законсервировалась” для многих ипотечников до нового кризиса, однозначно виноваты банки - люди по факту платили повышенные платежи, пытались рефинансироваться, но именно банки не давали избавиться от валютных рисков.


Чтобы было понятнее - я далек от мысли, что буквально всем из десятков тысяч оставшихся заемщиков в валюте не предоставлялся шанс на рефинансирование, но то, что все оставшиеся в валюте заёмщики прошли через определенное жизненное и банковское сито и среди оставшихся не зря осталось такое количество семейных людей, прямо указывает на объективные препятствия для “неудачников”.


Здесь же отвечу и про миф о спекулянтах, владельцах многих квартир либо квартир-дворцов, купленных за счёт валютной ипотеки: сплошной опрос ипотечников не позволил выявить хоть какое-то их число, никаких цифр по данным ЦБ или банков о таких статистически значимых фактах также установить не удалось. Миф не подтверждается - это лишь риторический аргумент банков и госчиновников, которые не хотят отвечать по сути и решать проблему. С валютной ипотекой “застряли” в основном семейные заёмщики, часто с 2 и более детьми, ранее считавшиеся “начальным средним классом”.


И завершим про банки.

Основная причина, по которой они закрывали глаза на валютный риск - это несомненно довольно лёгкая прибыль от валютной ипотеки. Вторая - это введение самих банкиров в заблуждение Центральным банком, обещавшем стабильный курс в валютном коридоре (то, о чём бывший банкир, выдававший валютную ипотеку рассказывает здесь). Третье - отсутствие надлежащего регулирования, когда ЦБ и закон никак не контролировали и не регулировали накопление валютного риска в банковской системе. Делай что хочешь - и банки делали.


Прибыльность валютной ипотеки заметно превышала прибыль от рублевой.

При фондировании под 3-4%, а часто и ниже, и выдаче кредита даже по нижней границе в 11% маржа банка составляла около 8% годовых, никакая рублевая ипотека не давала такой легкой прибыли.

Банки зарабатывали на валютной ипотеке и дополнительную прибыль на конвертации.

Покупка квартир, особенно новых, в большинстве случаев проходила в рублях, а значит банк одномоментно получал ещё и сверхлёгкую прибыль в виде процента при конверсии из валюты в рубли, что составляло, как правило, от 2 до 3% (разница курса банка от ЦБ и рынка), и за перевод средств - обычно ещё около 1%. Снять средства наличными или сконвертировать не в банке-заёмщике было нельзя - это условие банка. Получалось, что клиент ещё не успел взять кредит, а он уже вырастал на 3-4%.


За время с 2006 года около 120 млрд.руб. (оценка ЦБ на 1.11.14г.) валютной ипотеки принесли банкам при 8% марже 9*0,08*120 = 86 млрд.руб., а если исходить из консервативного подхода в 4% маржи, то прибыль составила не менее 43 млрд.руб. На самом деле прибыль банков от валютной ипотеки больше, так как часть валютных кредитов погашена, а ещё большая - была сконвертирована в рубли.


Таким образом прибыль банков от валютной ипотеки в первом приближении - за счёт процентов от 43 до 86 млрд.руб. и 6 млрд. за счёт конверсионных операций, всего, если принять среднюю величину - около 70 млрд.руб. И да, всё же одна картинка будет.


breaking-bad-walt-and-skyler-with-money.png


Подытожу.


1) Банки необъяснимо отказались от адекватной оценки валютных рисков ипотечных кредитов на долгий срок в валюте, хотя они, как профессиональные финансовые посредники могли и должны были предвидеть последствия выдачи и валютной ипотеки, и реализации валютных рисков для заёмщиков за срок ипотеки.


2) Стремление банков к легкой прибыли приводило к серьёзным искажениям - опасные финансовые продукты фактически получали те, кто не имел возможности их адекватной оценки и был в наихудшем финансовом положении по сравнению с другими заёмщиками.


3) Банками были созданы объективные препятствия для рефинансирования валютной ипотеки, в основном через повышенные и необоснованные требования к платежеспособности заёмщиков.


При этом с российской юридической точки зрения банки защищены по первому и второму пункту - судебная практика и закон полностью на их стороне, российский закон считает, что в создавшейся ситуации виноваты лишь заёмщики, добровольно подписавшие договоры. Однако на мой взгляд - это серьёзное упущение, что закон не предоставляет никакой защиты заёмщикам - обычным гражданам (не предпринимательским структурам, т.е. не созданным для целей извлечения прибыли) от таких существенных (почти трёхкратных) изменений платежа по договору. Это несомненно проблема закона и защита заёмщиков в этой части на будущее должна быть усилена.

Несмотря на юридическую защиту закона, практика очевидно неадеквартной оценки валютных рисков должна была привлечь внимание прежде всего регулятора ЦБ. То, что платежеспосбность заёмщиков и риски банками на регулярной основе оценивались неправильно, и как следствие сейчас эти кредиты стали фактически дефолтными - это общее и серьёзнейшее упущение со стороны подразделений андеррайтинга банков и ЦБ - регулятора финансовых рынков.

В третьей части "итога": при юридически значимом подтверждении попыток рефинансироваться из валютной ипотеки в рублевую заёмщики должны быть безусловно свобождены от последовавших за этим вредных последствий - лишения квартир, "сгорания" платежей за предыдущие годы и пр.

Практика фактического запрета рефинансирования также должна быть изменена и это однозначно вопрос для двух регуляторов - ЦБ и Роспотребнадзора, для депутатов ГД. У банков было около десяти лет для изменения этой ситуации, однако очевидно, что они не только не справились, но их действия привели многих из десятков тысяч россиян с валютной ипотекой к финансовой катастрофе.



P.S. Завершая этот и предваряя следующий пост:

“Если вы видите, что практика кредитования становится неадекватной — например, ипотека без первоначального взноса, без подтверждения доходов и места работы, с выплатой одних только процентов в первые годы погашения кредита, — ее нужно корректировать. ФРС все это видела, но предпочитала не мешать свободным рынкам: считалось, что участники рынка лучше понимают ситуацию и, если они придумывают все эти финансовые инновации, значит, для этого есть причина и их не нужно контролировать”.

Нуриэль Рубини


Валютная ипотека. Банки - причина кризиса?
law6512

Ранее мы уже определили, что проблема валютной ипотеки напрямую затрагивает около 160 тыс.россиян, но насколько она серьёзна?

Похоже серьёзна, даже очень. Если ещё недавно заёмщики с валютной ипотекой - это лучшая, почти идеальная часть ипотечников, допускавшая за всё время не более 1% просрочки, то сегодня - это потенциально на 95% дефолтные кредиты, с текущей просрочкой на уровне 25%. При этом февраль-март 2015 года для большинство таких заёмщиков являются ключевыми - финансовые резервы закончились, далее просрочка вырастет до 50% и к маю дефолтной станет почти вся валютная ипотека.


Как же собственно так получилось с валютной ипотекой? Хочется также сразу задать вопрос о том, “что делать”, но до этого мы ещё дойдем, иначе без серьёзного разбора общая картинка из пазла причин и следствий так и не сложится, а результат будет весьма сомнительным.


И всё же, были ли проблемы валютных ипотечников предопределены с самого начала, были ли известны выдававшим валютную ипотеку банкам потенциальные и реализовавшиеся риски? А если да, то почему же валютная ипотека всё же выдавалась?


Оценка банками валютного риска: во все тяжкие.

Банки обязаны профессионально оценивать финансовые риски, в том числе валютные, так почему при выдаче валютной ипотеки банки упустили риск изменения курса - ведь казалось бы его важность буквально лежит на поверхности?


Во все тяжкие

Происхождение валютной ипотеки у большинства заёмщиков похоже - на кредиты из 2007-2008 годов приходится более 60%.


Так почему валютные ипотечные кредиты, а не рублевые?

Работа обычных банков, если постараться описать в одно предложение, заключается в получении денег в одном месте и выдаче кредита в другом, а маржа, разница процентов - это и есть доход банка, плюс доходы от комиссий за платежи и другие операции. Вопросы использования закладных и секьюритизации, важные для ипотеки, для упрощения здесь рассматривать не будем.


В те годы (да и сейчас, конечно) в России было очень сложно для ипотеки найти рубли на долгий срок, а ещё и желательно под низкий процент, поэтому банки, недолго думая, нашли “выход”, получая дешевое фондирование в валюте, в том числе и за рубежом, и выдавая в той же валюте ипотечные кредиты российским заёмщикам.


Было ли это опасно? Безусловно, и кому как ни профессиональным финансовым посредникам, банкирам, знать это. Предсказать изменения курса и правильно захеджироваться от валютных рисков сложно даже компаниям, обычным гражданам и вовсе нереально.


Так что же сделали банки? Может они что-то разъясняли заёмщикам? О нет, конечно, нет. Они просто переложили на них все риски, благо до этого такой финансовой услуги не было и закон такие риски в принципе как-то по-особому не регулировал.


Но важно, что банки не только переложили, т.е. сняли риски с себя такие риски, но ещё и не стали их учитывать в последующем - при определении платежеспособности заёмщиков при выдаче кредита.


Ипотека по 2 документам.jpg

Реклама ВТБ24 уверяет, что банк выдаст ипотеку после предоставления 2х документов. Кажется несколько опрометчивым? В 2014-15гг. банк запросил сотни миллиардов рублей помощи у государства из-за убытков и нехватки капитала.


Чтобы лучше понять происходившее, давайте сами немного побудем ответственными банкирами. Представьте, нам нужно выдать деньги, и первейшая наша задача - просчитать, по-возможности, сможет ли заёмщик их вернуть. Допустим риски почти все проработали, учли и конкретный заёмщик нам подходит, осталась ерунда - разобраться с валютным риском.

В задачке срок ипотеки - 15-25 лет, заёмщик получает доходы в рублях, не в валюте, значит будет переводить по курсу.


Курс рубля зависит от нефти и общемировых кризисов. Не забываем, мы ответственные банкиры, так что мы должны сделать в первую очередь? Конечно: посмотреть, на сколько менялся курс на подобном историческом периоде, то есть как минимум равном по сроку ипотеки. И что мы видим? Нефть меняет цену от 10 до >100 дол./бар., рубль при кризисах обесценивается в 4-5 раз. Происходит это периодически и непредсказуемо.


Какой уровень риска надо заложить, чтобы потенциальный ипотечник смог оплачивать кредит при подобном изменении? Не забываем, что заёмщику и семье надо что-то есть, одежду покупать, так что не более 40-50% совокупного дохода семьи должно уходить на обслуживание кредита. Очевидно мы должны заложить наихудшие возможные условия на этот период, т.е. предположить, что доходы в валюте заёмщика могут уменьшаться в те же 4-5 раз. Получаем решение, мы можем одобрить кредит, но учесть для выдачи кредита не более 10-12% дохода семьи.


Кредит в 200 тыс.дол. в начале 2008 года, получается мы могли одобрить семье с доходом не меньше 495 тыс.руб./мес., тогда при платеже 2064 дол./мес. такая семья бы тратила 49,5 тыс.руб./мес. на выплаты по кредиту. Для сравнения также заметим, что при выдаче рублевого ипотечного кредита мы смогли бы одобрить аналогичный кредит при доходах семьи от 112 тыс.руб.


Перенесемся из 2008 года в 2015-ый и проверим, насколько добросовестно мы выполнили работу банкира. При нынешнем курсе платеж такой семьи - 134 тыс.руб., более того, у них есть и запас выдержать курс вплоть до 30 дол./бар. (или до 120 руб./дол.). Их платеж будет составлять при этом 247 тыс./мес., что конечно крайне неприятно, но всё равно составит <50% семейного бюджета. Получается, что мы справились с ролью ответственных банкиров и с оценкой валютного риска вплоть по февраль 2015 года. Не забываем, что ситуацию с этим риском мы должны были разъяснить такому заёмщику, желательно в письменном виде, так как рост платежа и остатка долга в 4-5 раз - это вряд ли то, что хотел бы кто-либо из нас, имея целью просто покупку квартиры. Если уж заёмщик и после этого согласится, то это точно будет его осознанное решение (причины этого могут быть и вполне уважительные, например, он лишь на год берет кредит, а срок такой - для подстраховки, а может у него доходы в валюте - такое тоже случается).


А какой валютный риск закладывали настоящие банкиры в 2008 году на самом деле, как вы думаете? Правильно - никакой, т.е. равный нулю.

Получается, что 200 тыс.дол. в 2008 году они выдавали при доходе семьи от 99 тыс.руб., а платеж такой семьи составил в феврале 2015 года 134 тыс.руб./мес. Фактически эта семья уже обанкротилась, потеряв всё: платежи за 7 лет в 173 тыс.дол.(!) и квартиру.

Более того, ещё и осталась должна после продажи квартиры банку от 1 до 4 млн.руб. (остаток долга по кредиту 170 тыс.дол. или 11 млн.руб., рыночная стоимость квартиры - где-то +-9 млн., и ещё надо учесть дисконт ликвидационной стоимости квартиры в кризис).


Т.е. мы с вами, вот буквально за 10 минут правильно рассчитали валютные риски, а профи-банкиры облажались?


Извините, но вывод тут один - банкиры действовали абсолютно безответственно и непрофессионально. Именно так, более того, зная все эти расклады, что мы только что перечислили, можно утверждать, что банки сознательно вводили в заблуждение непрофессионалов - обычных граждан, пришедших за обычным финансовым продуктом, с единственной целью - купить себе квартиру. Пришедших не играть на бирже, не в казино, не в финансовую пирамиду МММ, а просто купить квартиру.


Банк предлагал под видом обычного кредита непрофессионалам финансовый продукт, который потенциально был способен оторвать голову его потребителя, т.е. лишить и квартиры, да ещё и загнать в невыносимые долги! Что собственно и произошло.


Для лучшего понимания. Это тоже самое, что если вы приходите к профессионалу, в но в другой отрасли - доктору, доверяя его профессиональному суждению и многим годам обучения в университете, практике, и спрашиваете таблетку, “что-то от головы, а то вот есть такая проблема - болит”, а он вам вместо нурофена предлагает цианистый калий со словами, “не волнуйтесь, проблема будет решена - голова болеть не будет”.


Именно так, банкиры вместо условного “нурофена”, т.е. финансового продукта для достижения единственной цели обычного ипотечника - покупки квартиры для своей семьи, отсыпали заёмщику “цианистого калия” - валютную ипотеку, что уж тут удивляться, что она в конечном итоге похоронила финансы заёмщика и его семьи.


Зачем же банки поступали столь необдуманно? Я ещё вернусь к этому вопросу. Но одно можно сказать точно, за те деньги, что топ-менеджмент банков получает в качестве вознаграждения, не очень сложную задачку о валютном риске ипотечных кредитов можно было решить и не раз (по данным журнала Форбс):


Зарплаты банкиров.jpg


Ну и вот здесь бывший банкир совершенно откровенно и честно рассказывает, как происходила выдача валютной ипотеки, посмотрите, потратьте буквально пять минут - многое становится понятным (интервью на радиостанции "Серебряный дожь"):



В завершение поста хотел бы уточнить - несмотря на в целом, наверное, обвинительный тон этого текста я всё же не пытаюсь провести мысль, что банки виновники в кризисе валютной ипотеки, разбор полётов совсем не закончен. Впереди - продолжение о банках, ЦБ и самих валютных ипотечников. Важно правильно оценить роль и ответственность каждого. Цель - разобраться в причинах и, исходя из этого, предложить выход из ситуации..



P.S. Кто-то спрашивает - почему всё не в одной статье?


Всё просто - я прочитал действительно много по этой проблеме и мне признаться порядком надоел обывательский подход, когда в разных публикациях журналистами и политиками ведётся разбор действительно сложной и неоднозначной проблемы в терминах - “виноват только банк”, “только заёмщик”, “всем отказать” и “всем всё компенсировать”.


При этом не приводится нормальных расчетов, отсутствует серьёзная аргументация и не просчитаны последствия тех или иных действий или бездействия. Не претендуя на истину, я стараюсь такого подхода избегать и опираться на аргументы и расчеты, в том числе иллюстрируя доводы на конкретных примерах.